Завет атамана Игната Некрасова

Игна́т Фёдорович Некра́сов

Игна́т Фёдорович Некра́сов (1660-1737) – донской казак, атаман, выдающийся государственный и политический деятель, сторонник реформ руководителя Всего Великого Войска Донского Кондратия Булавина, активный проповедник старинного национального уклада жизни донского казачества, рьяный противник русификации донского общества, героический участник русско-донской войны 1707-1708 г.г

1708 год. Полыхает Вторая русско-донская война 1707-1708 г.г. Стараясь удержать стратегическую инициативу, руководитель независимого государства донских казаков – Всего Великого Войска Донского, подвергнувшегося агрессии Российской империи, атаман К.Булавин отправляет на Волгу, в тыл Московского государства регулярные войска, под руководством видных военачальников: атаманов И. Некрасова и Павлова. Полки Некрасова и Павлова решительным броском захватили г.Дмитриевск (ныне г. Камышин Волгоградской области), 26 мая осадили г. Саратов, но, не сумев овладеть им, двинулись к г. Царицыну и обложили город со всех сторон. Узнав, что на помощь осаждённому гарнизону следует полк Бернера, донские казаки встретили его на лодках и разбили в 5 км от города. Вернувшись к Царицыну, они засыпали крепостной ров, подожгли укрепления и 7 июня штурмом взяли город. Никто из местных жителей не пострадал и не подвергся репрессиям, а в городе было установлено казачье самоуправление.

Тем временем в результате деятельности русской имперской агентуры и заговора пятой колонны Российской империи трагически погибает руководитель государства донских казаков – Кондратий Булавин, вместе с дочерью отстреливаясь в осаждённом доме до последнего патрона. А в Донскую республику врываются русские каратели. Начинается свирепая расправа над мирными жителями и защитниками республики. С конца июля и до декабря 1708 г. по указу русского царя Петра I оккупационная армия князя В. Долгорукого сожгла и разорила 47 казачьи городки по Дону сверху до станицы Донецкой, по Хопру, Медведице, С. Донцу, Калитвам, Деркулу.

Большинство жителей этих городков зверски казнили, частично выслали в Сибирь. Одних только убитых в боях, по сведению русского князя В. Долгорукова, насчитывалось 29 400 человек, 7000 человек было казнено, и трупы их на виселицах-плотах пущены вниз по Дону на страх живым.

Всего, по неточным подсчётам, было убито около 40 тысяч человек. Население Донской республики, по различным источникам, в 1707 г. насчитывалось 28 820 человек (это лишний раз говорит о том, что основная масса защитников Всего Великого Войска Донского – запорожские казаки, русские крепостные крестьяне и беглые русские солдаты). В это время атаман Некрасов с соратником Павловым идёт на Пензу.

Узнав о гибели Булавина в результате измены, атаман И.Некрасов шлёт грозное письмо казачьим старшинам, предавшим свой народ и перешедших на сторону русского агрессора: «есть ли вы не изволите оповестить, за какую ево вину убили и его стариков не освободите, и если не будут отпущены, то мы всеми реками и собранным войском будем немедленно совокупясь к вам итти в Черкасск ради оговорки и публичного розыску» (без сомнения – интереснейший документ лучше всего характеризующий Игната Некрасова. Прямо-таки «Иду на вы» в стиле князя Святослава).

Развернув армию, решительный полководец Игнат Некрасов ринулся обратно на родной Дон – кишащий карателями и изменниками. Под его знамя стали стекаться оставшиеся в живых донские казаки, бежавшие на Дон русские крепостные крестьяне, работные люди воронежских верфей, канала Волга – Дон, запорожские казаки. К нему примкнули отряды атаманов Павлова, Беспалого, Чернеца, Колычева, Лоскута, Ворыча и других.

Атаман Некрасов, находясь в станице Голубинской, ждал прихода полковника Н. Голого с отрядами донских казаков из низовых станиц. Чтобы не допустить соединения отрядов Голого и Некрасова, князь В. Долгорукий и генерал Шидловский со своими полками напали на станицу Есауловскую, а полковник Хованский – на городок Паншин. В ожесточенном бою атаман Некрасов потерпел поражение от превосходящих сил противника. Чтобы спасти свой народ от поголовного уничтожения, он уводит мирное население и войска в Великий Отступ (в сентябре 1708 г.) за Кубань. Русский царь посчитал, что он успешно оккупировал Донскую республику. Однако это было только началом многолетней кровавой эпопеи.

Численность ушедших вместе со своим лидером войск и членов их семей до сих пор является предметом яростных споров среди историков. Официальные источники в русском царском правительства сообщали о 500-600 семействах ушедших вслед за «вором». А сами донские казаки уверяли западноевропейских дипломатов при дворе крымского хана, что в эмиграцию ушли более чем 40 000 человек .Скорее всего речь может идти о 15-20 тысячах донских казаков, включая стариков, женщин и детей.

Оказавшись на чужбине, Игнат Фёдорович вместе со своими соратниками проявил себя как уникальный организатор жизни своего народа за рубежом и умелый дипломат. Перед переселенцами стояло две важнейших проблемы: как жить дальше и как поладить с тогдашними хозяевами Кубани – крымским ханом и черкесскими князьями. Обе эти задачи были блестяще разрешены донским атаманом Игнатом Некрасовым.

Им был разработан свод государственных законов для изгнанников, основанных на национальных демократических традициях донского казачества, традициях, заложенных за 7000 с лишним лет существования древнего свободолюбивого народа на берегах Танаиса. После смерти Игната этот свод стал называться «Заветами Игната Некрасова» и по этим заветам люди прожили вдали от Донской республики, от своей Родины – 308 лет! Правда, до сих пор некрасовцам возвращаться не куда – на Дону свирепствует сионистская диктатура!

Данные законы написаны кровью. И это не громкие слова, казаки-некрасовцы, благодаря этим заветам смогли не только сохранить свою идентичность, но и сохранить себя вовсе в чужеродной среде.

Выдержки из заветов донского атамана:

1. Московскому царизму не покоряться. При царях на Дон не возвращаться.
2. С турками не соединяться, с иноверными не сообщаться. Общение с турками только по нужде (торговля, война, налоги). Ссоры с турками запрещены.
3. Высшая власть – казачий круг. Участие с 18 лет.
4. Решения круга исполняет атаман. Ему строго подчиняются.
5. Атаман избирается на год. Если провинился – смещается раньше срока.
6. Решения круга для всех обязательны. За исполнением следят все.
7. Весь заработок сдают в войсковую казну. Из неё каждый получает 2/3 заработанных денег. 1/3 идёт в кош.
8. Кош делится на три части: 1-я часть – войско(государству!), вооружение. 2-я часть – школа церковь. 3-я – помощь вдовам, сиротам, старикам и др. нуждающимся.
9. Брак может быть заключён только между членами общины. За брак с иноверцами – смерть.
10. Муж жену не обижает. Она с разрешения круга может покинуть его, а мужа круг наказывает.
11. Наживать добро обязан только трудом. Настоящий казак свой труд любит.
12. За разбой, грабёж, убийство – по решению круга – смерть.
13. За разбой , грабёж, убийство на войне – по решению круга – смерть.
14. Шинков, кабаков – в станице не держать.
15. Казакам в солдаты дороги нет.
16. Держать, сохранять слово. Казаки и дети должны гутарить по-старому.
17. Казак казака не нанимает. Денег из рук брата не получает.
18. В пост песен мирских не петь. Можно лишь старинные.
19. Без разрешения круга, атамана казак из станицы отлучится не может.
20. Сиротам и престарелым помогает только войско, дабы не унижать и не унижаться.
21. Личную помощь хранить втайне.
22. В станице не должно быть нищих.
23. Все казаки держатся истинно – православной старой веры .
24. За убийство казаком казака убийцу живым закапывают в землю.
25. Торговлей в станице не заниматься.
26. Кто торгует на стороне – 1/20 прибыли в кош.
27. Молодые почитают старших.
28. Казак должен ходить на круг после 18 лет. Если не ходит – берут штраф два раза, на третий – секут. Штраф устанавливает атаман и старшина.
29. Атамана избирать после Красной горки на год. Есаулом избирать после 30 лет. Полковником или походным атаманом после 40 лет. Войсковым атаманом – только после 50 лет.
30. За измену мужа ему бьют 100 плетей
31. За измену жены – закапывать её по шею в землю.
32. За кражу бьют до смерти.
33. За кражу войскового добра – секут и горячий котёл на голову
34. Если спутался с турками – смерть.
35. Если сын или дочь подняли руку на родителей – смерть. За обиду старшему – плети. Младший брат на старшего руки не подъемлет, круг плетьми накажет.
36. За измену войску, богохульство – смерть.
37. На войне в русских не стрелять. Против крови не ходить.
38. Стоять за малых людей.
39. С Дона выдачи нет.
40. Кто не исполняет заветов Игната, тот погибнет.
41. Если в войске не все в шапках, то идти в поход нельзя.
42. За нарушением атаманом заветов Игната – наказать и отстранить от атаманства. Если после наказания атаман не благодарит Круг «за науку» – высечь его повторно и объявить бунтовщиком.
43. Атаманство может длиться лишь три срока – власть портит человека.
44. Не держать тюрем.
45. Не выставлять в поход заместителя, а тех, кто это делает за деньги, – казнить смертью как труса и предателя.
46. Виновность за любое преступление устанавливает Круг.
47. Священника, не исполняющего волю Круга, – изгнать, а то и убить как бунтовщика или еретика.

Всего «Заветы Игната» включали более 170 статей занесённых в рукописную книгу. К сожалению, в ходе бесконечных войн и переселений этот уникальный документ донского народовластия был утерян.

На дипломатическом поприще донскому атаману И.Некрасову тоже удалось добиться крупного успеха – крымский хан, а затем и турецкий султан предоставили донским казакам особые привилегии (боевые качества казаков были хорошо им известны – к примеру в 1730-х годах крымский хан Менгли-Гирей держал при себе в качестве личной охраны сотню казаков-некрасовцев):

1) предоставление казакам практически полной свободы в вопросах внутренней организации Казачьего войска
2) предоставление им права и реальной возможности свободного и беспрепятственного отправления культа
3) признание их равноправного статуса как крымскоподданных наряду с мусульманским населением
4) снабжение казаков в военное время оружием, провиантом и т.п.

Ответные обязательства казаков по отношению к хану и султану не выходили за рамки традиционной казачьей жизни – охрана границ, несение караульной и сторожевой службы, участие в военных походах в качестве автономной боевой единицы.

Уладив дела и упорядочив жизнь общины – Игнат Некрасов перешёл к решительной борьбе с русскими оккупантами, всеми силами стремясь освободить свою Родину. Собрав силы, И. Некрасов в 1711 г. с большим конным отрядом провёл успешный партизанский рейд по тылам оккупантов, громя русские военные гарнизоны на Дону, а затем и в Российской империи, вторгнувшись в Саратовскую и Пензенскую губернии, где поднял угнетённых крепостных русских крестьян против бояр, помещиков, воевод.

Нанеся существенный урон русским оккупационным войскам и гарнизонам в Донской республике, он ушёл на Кубань. Ушли с атаманом И.Некрасовым и многие русские крепостные крестьяне этих губерний. Такое «воровское дело» возмутило русское самодержавие. Русский царь Пётр I приказал Казанскому и Астраханскому губернатору Апраксину уничтожить диаспору атамана Некрасова. Воевода Апраксин с регулярными войсками, яицкими казаками, калмыками пришел на Кубань 29 августа 1711 г., разорил жителей Кубани, а многие некрасовские городки в месте с мирными жителями сжёг и уничтожил.

В ответ на карательную экспедицию Апраксина, вождь донского казачества И. Некрасов, в 1713 г. провёл успешный партизанский рейд по тылам русской армии, нанес по русским городам Харьковской губернии сокрушительный удар. Казачьи кавалерийские полки некрасовцев уничтожали помещичьи усадьбы и освобождали русских крестьян от крепостной зависимости, громили отряды русских воевод. Не удовлетворившись этим, донской атаман начал подготовку к освобождению свой Родины от русского ига. С этой целью он рассылал «прелестные» (прельщающие) письма на Дон, Хопер, в Харьковскую, Пензенскую, Саратовскую, Тамбовскую губернии с призывом начать партизанскую войну с русскими оккупантами.

В 1715 г. Некрасов отправляет разведовательно-диверссионный отряд партизанить на Дон. В Малороссию он отправил другой отряд под предводительством беглого русского крепостного крестьянина Сокина. Под видом нищих и монашествующей братии донские казаки-разведчики проникали во многие русские губернии, распространяли письма-воззвания атамана Некрасова, высматривали расположение царских войск, подговаривали население к побегу на Кубань.

В 1717 г. атаман И. Некрасов лично с большим конным отрядом совершил глубокий партизанский рейд на Волгу, Медведицу и Хопер. Имперский русский «историк» П.П. Короленко пишет: «Некрасов вымещал злобу против правительства». Во время походов на Дон лихой вояка, атаман Heкрасов особенно беспощадно расправлялся с так называемыми «домовитыми» и «старожилыми» казаками, предателями и коллаборационистами, сторонниками русской оккупационной власти.

Начиная с 1720 г. Некрасов систематически посыла своих разведчиков на Дон и в Россию. Чтобы пресечь брожение среди населения и не допустить в Россию некрасовских посланцев, Пётр I в 1720 г. издаёт указ, по которому лазутчики Некрасова карались смертной казнью, а с ними и те, кто их укрывал. Тех же, кто о них знал и не доносил, били кнутом, резали носы, уши и ссылали на вечное поселение в Сибирь. Против уходящих с Дона были высланы заградительные отряды (заградотряды – это одна из любимых игрушек императоров всех времён).

В 1727 г. И. Некрасов послал на Дон и в южные окраины России крупные отряды диверсанов и разведчиков. Их деятельность была настолько эффективной, что целые станицы и села поднимались и уходили на Кубань. Начиная с 1719 по 1727 г. из России бежало более 200 тысяч крепостных крестьян. А с 1727 по 1741 г. бежало 300 тысяч. Конечно, из этого числа беглых немало пришло и к некрасовцам.

Для русских имперских властей существование вольных казаков-некрасовцев было просто бельмом на глазу, если не сказать хуже. Ведь имперская модель государства хороша только тогда, когда ему нет альтернативы. В противном случае – люди готовы бежать хоть в Турцию, хоть на Луну – лишь бы подальше от «мачехи Родины» самодержавной России.
Как уже отмечалось, для достижения поставленной цели русский царизм использовал дипломатические акции, военные операции, шпионские мероприятия, осуществлял меры по предотвращению агитации некрасовских диверсантов и побегов российских подданных на Кубань. По всей видимости, имели место попытки убийства И.Некрасова, санкционировавшиеся центральными властями.

Проблемы, связанные с разрешением “некрасовского вопроса” неоднократно рассматривались на самом высоком уровне – заседаниях Верховного Тайного Совета, Военной коллегии и пр. Следует сказать, что “воровство” кубанских казаков, несомненно, выделялось российской стороной в особый род «антироссийских деяний», совершавшихся с территории Крымского ханства.

Надо отдать должное противникам некрасовцев, сознававшим, что те всегда будут представлять собой потенциальную угрозу, причем не численностью, а своими поступками и примером процветания, в независимой общине вольных людей с демократическим укладом жизни, что делает само их существование опасным для подражания.

Сам Игнат Фёдорович погиб осенью 1737 года в возрасте 77 лет в случайной стычке с солдатами заградотяда (по другой версии был убит царским агентом во время переговоров).

Спустя 4 года помня заветы атамана о невозможности сотрудничества с «царской, бесовской властью» подавляющее большинство казаков переселилось на Дунай и Малую Азию, образовав две независимых ветви «некрасовцев» – дунайскую и майносскую (по имени озера Мейнос).

Оставшиеся на Кубани некрасовцы были практически истреблены царскими войсками во времена Екатерины, особенно отличился «славный фельдмаршал» А.В.Суворов, который для донского казачества является палачом номер один.
Переселившиеся в Малую Азию казаки с годами создали донскую общину, прожившую среди инородцев более 200 лет и сохранивших национальную и культурную идентичность.

Демократическое устройство некрасовской общины, самоуправление, экономика, семья, быт, грамотность – всё это обращало на себя внимание как иностранных, так и русских путешественников, всё-таки побывавших у них. Русский чиновник В.П. Иванов-Желудков, посетивший Майнос в 1863 году, обнаружил, что принципы военной демократии соблюдаются ими неукоснительно. Также интересно его свидетельство о том, что атаманы и во время своей службы несут ответственность за проступки наравне с другими членами общины: “Что атамана можно высечь и секут, это не подлежит сомнению и вовсе не выходит из ряда обыденных событий майносской жизни. Точно так же кладут ничком и точно так же заставляют поклониться в землю со словами: “Спаси Христос, что поучили!”; затем ему вручается булава, символ его власти, которую на время наказания отбирает какой-нибудь старик».

Также отмечали аккуратные, богатые и красивые дома, наличие поголовной грамотности и собственных школ. В поселениях запрещалось производство и продажа хмельных напитков, запрещалось их употребление; за непочтительное отношение к старшим полагалась порка; оскорбление родителей и непослушание ими наказывалось батогами.

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться