1 июня 2018 года 73 годовщина выдачи донских казаков преступному сталинскому режиму «дерьмократами» Запада

(Сталинизм и фашизм – братья-близнецы)


В 21-м веке молодое поколение донских казаков мало интересуется историей своего государства. За 100 лет жидовской власти в жизни Тихого Дона произошли титанические изменения, и поколение next с опаской заглядывает за границы дозволенного. Уже 4-и поколения донских казаков помнят годы расказачивания и сталинского ГУЛАГа. А жидовский Агитпроп в лице ТВ и масс-медиа вдалбливает исторически плохо образованной молодёжи в голову модный сегодня тренд жизни: успех любой ценой! До истории ли своего государства? Уж так ли важно знать кто ты и откуда родом? Ведь легче быть в толпе Иванов родства не помнящих, но на «мерседесе»... Девки будут идти с фермы и оценят...

А если ты себя считаешь донским казаком, а ни «россиянином!», ни жидом пархатым, ни чуркой инородным, то вспомни, что в этот день 73 года назад свершилось чудовищное преступление против человечности и более 30 000 детей, женщин и стариков, твоих земляков и единоверцев, донских казаков англичане отдали на закланье извергу и тирану Сталину...

Даже советский писатель Солженицын (враг донского казачества) и то назвал тот день "Великим предательством": 1 июня 1945 года британское оккупационное правительство в австрийском г. Лиенце выдало 30 тысяч донских казаков – мужчин, женщин и детей – на уничтожение сталинскому преступному режиму. Сегодня о насильственной выдаче частям НКВД и СМЕРШа донских казаков и членов их семей не любят вспоминать ни российские, ни зарубежные историки. Практически все казаки, воевавшие на стороне Третьего рейха, были расстреляны без суда и следствия – за измену Родине. (Какой родине изменили рыцари донских степей – Стране Жидовании, еврейским оккупантам? У донских казаков было своё государство с 1549-1708г.г и в 1917-1920 г.г., и его они защищали до последней капли крови от жидов-оккупантов! Учите историю в европейских университетах, тупорылые россияне!) Сегодня мы рассказываем, как проходила операция, которую британцы назвали "Килхол" – в честь старинного варварского обычая.

Парадокс в том, что большинство из донских казаков – это были мирные эмигранты, покинувшие Всевеликое Войско Донское ещё до его оккупации жидовской Россией. Многие покинули свои курени во время Великого Отступа в 1920-м году. К началу Второй мировой войны многие из них были уже гражданами Германии, Болгарии, Сербии, Франции и других европейских стран, у других же были нейтральные "нансеновские" паспорта, которые выдавали политическим беженцам. То есть формально они были военнопленными, если, конечно, они воевали на стороне Гитлера, на которых распространялось действие Женевской конвенции о военнопленных. И выдавать их Сталину англичане не имели права. Но среди выданных большинство были дети, старики и женщины, не бравшие в руки оружие!. Этому военному преступлению нет оправдания и срока давности! Этих преступников современные донские казаки должны знать поимённо! И «славных англичан-дерьмократов» и палачей-костоломов из НКВД СССР!


Руководитель Всевеликого Войска Донского в изгнании, выдающийся государственный и политический деятель Донской республики, талантливейший донской писатель П. Краснов выступает перед донскими казаками, 1944 г.

Тем не менее, британцы, наплевав на Женевскую конвенцию, донских казаков выдали, сталинским изуверам, жидовским фашистам, совершив тем самым настоящее военное преступление. Почему они пошли на такой шаг? Все просто. Как писал в своих мемуарах генерал П.А. Судоплатов, возглавлявший в годы войны отдел спецопераций НКГБ, выдача донских казаков была обычной жидовской коммерческой сделкой: обменом белых эмигрантов на группу плененных немецких офицеров Кригсмарине во главе с адмиралом Редером. Об этом прямым текстом заявил и генерал НКГБ Меркулов на допросе выдающемуся донскому писателю, руководителю ВВД в изгнании П. Краснову:

Нашли, кому довериться! Англичане – это исторические торгаши, они любого продадут и даже глазом не моргнут.
И удивляться современникам по этому поводу незачем: советские жиды всегда договорятся с английскими евреями—заседают ведь в одних и тех же масонских ложах!

Корни этой трагедии уходят не только в 1918 год, ( в 1549-1708 г.г. и в 1917-1920 г.г. существовало независимое государство донских казаков Всё Великое Войско Донское и свободолюбивые жители Дона всегда хотели восстановить своё государство!) когда председатель ВЦИК Яков Свердлов подписал декрет о расказачивании, который поставил казаков вне закона. В ходе карательных экспедиций жидовской Красной армии на Дон, Кубань и Терек боевики-бейтаровцы Льва Троцкого разоряли станицы и хутора, под корень вырезая мужское население, не щадили ни детей, ни женщин, ни стариков!. Всего же за два года Гражданской войны в России было уничтожено свыше 5 миллионов казаков. Спасаясь от уничтожения, многие выехали за границу.

Оказавшись в эмиграции, они были готовы встать под знамена любого противника большевизма. Тем более, что немцы, как писал атаман Петр Краснов, обещали ему отдать исторические земли Области Войска Донского, где казаки могли создать свое государство.


Памятник руководителю Всевеликого Войска Донского Петру Краснову установили в 2007 году в Ростовской области. Он стал центральным в мемориале "Донские казаки в борьбе с жидами-большевикам"

Поэтому в первые годы Второй мировой войны с Германией хотели сотрудничать в борьбе по уничтожению жидовской власти более 30 тысяч донских казаков – в основном эмигрантов. Уже к 1943 году при активном участии многих офицеров вермахта из казаков были сформированы два наиболее крупных подразделения: "Казачий стан" – некая реконструкция Всевеликого Войска Донского (в апреле 1945 года "Казачий стан" был реорганизован в Отдельный казачий корпус под командованием походного атамана генерал-майора Доманова). Правда, армейским корпусом это формирование можно было считать лишь условно: из 38 тысяч "стана" почти половину составляли семьи казаков – старики, женщины и дети.

Второе подразделение – это 1-я казачья кавалерийская дивизия генерал-майора Гельмута фон Паннвица. В самом начале 1945 года 1-я казачья дивизия была преобразована в XV Казачий кавалерийский корпус СС – под этим именем казаки Паннвица, насчитывавшие к весне 1945 года 15 тысяч сабель, и вошли в историю.

С германским командованием у казаков сложились довольно сложные отношения. В 1942 году немецкие генералы при подготовке наступления на Сталинград сделали на казаков серьезную ставку – из казачьих частей были сформированы антипартизанские "отряды самообороны", в освобождённом от жидов-большевиков Новочеркасске был образован штаб Всевеликого Войска Донского – прообраз администрации будущего независимого государства донских казаков. Однако победа жидовской Красной армии в Сталинградской битве развеяла прежнее благодушное отношение немцев к сторонникам возрождения независимого государства донских казаков. Опасаясь сговора кубанских, терских и других казаков с большевиками, немцы старались выводить казачьи части с фронта, используя их для борьбы с партизанами на территории Югославии, Польши и Франции.

Только в 1944 году Гитлер дал добро на создание в Берлине Главного управления казачьих войск, которое возглавил руководитель Всевеликого Войска Донского в изгнании, выдающейся донской писатель Петр Краснов. Вскоре Казачий стан был передислоцирован в северную Италию для борьбы против итальянских евреев-антифашистов – теперь уже под временное независимое государство донских казаков немцы были готовы отдать земли итальянской провинции Каринтия. Донские казаки, как в своё время в 1708 году казаки-некрасовцы, стали переселять свои семьи на чужбину, в надежде хотя бы там пожить без чудовищных сталинских репрессий и жидовского геноцида. В Италии даже выходила газета "Казачья земля". Правда, вскоре Италия пала под ударами союзников, а донским казакам пришлось искать новое убежище – на этот раз в Австрии, которая находилась в английской оккупационной зоне.

Навстречу англичанам донские казаки выслали делегацию во главе с офицером Дмитрием Фроловым, который объявил о готовности сдаться с условием невыдачи советским карательным органам.

Мы сказали, что мы донские казаки и всю жизнь посвятили борьбе против оккупационной советской власти, за независимость Донской республики – позже вспоминал Фролов. – Но мы никогда не сражались с регулярными частями западных армий, потому что англичан и американцев мы считаем своими союзниками.

Разумеется, для англичан все эти донские казаки в немецкой полевой форме стали лишней головной болью. Тем не менее, британцы согласились принять их под свою защиту, выставив условие о полной сдаче всего вооружения. В свою очередь британцы заверили казачьих атаманов, что никто из них не будет насильственно выдан Сталину.

Но британцы врали – уже были достигнуты все договоренности с НКВД о передаче казаков. Как заметил один из британских дипломатов, "история предоставила нам шанс уничтожить одну часть русских дикарей руками другой части русских дикарей".
Казачий стан, возглавляемый атаманом Домановым, расположился на реке Драве, между городами Лиенцем и Обердраубургом. В самом Лиенце располагалась английская комендатура и штаб походного атамана.

Неподалеку от Лиенца были размещены и подразделения XV Казачьего кавалерийского корпуса, которые также пришли в Австрию спасаться от наступления Красной армии.

Операцию по выдаче донских казаков британцы остроумно назвали Keelhaul – в переводе с английского "протащить под килем". Было такое мучительное наказание в британском флоте: осужденного на казнь матроса связывали, к ногам привязывали веревку, протянутую под килем корабля. Затем опускали в воду и протягивали под кораблем на другую сторону – если преступник не сразу захлебывался водой, вскоре он умирал от множества порезов, нанесенных ему ракушками моллюсков, наросших на днище кораблей. То есть англичане с самого начала знали, что ждет донских казаков, которым они дали гарантии.

План выдачи был четко спланирован и организован. Еще 26 мая 1945 года британцы арестовали всех офицеров кавалерийского корпуса, включая и его командующего генерала фон Паннвица с корпусным штабом и личной охраной. В близлежащих селах Хаммерль, Санфайт и Мюльцдорф прошли аресты других старших офицеров.

В тот же день фон Паннвиц вместе с другими казачьими генералами, включая писателя П. Краснова, был перевезен в город Юденбург и передан советской стороне. Судьбу кубанских казаков разделил и командир Казачьего Резерва генерал-лейтенант Андрей Шкуро, награжденный в 1919 году королем Георгом V высшей наградой Британской империи – орденом Бани – за заслуги в борьбе с большевизмом. Теперь его ждала другая "баня" – кровавая.

Обезглавив казачий корпус, англичане принялись за Казачий стан. 28 мая в Лиенц поступило распоряжение британцев о том, что все офицеры, чиновники и генералы должны прибыть на "конференцию" в лагерь Шпиталь, где якобы будут вестись переговоры об их будущем. Как обещали англичане, на конференцию приедет сам фельдмаршал Харольд Александер, Верховный Главнокомандующий союзными войсками на Средиземном море, который и будет принимать решение о месте дальнейшего поселения казаков.

И на "конференцию" британцы приказали отправить 2 756 офицеров – 35 генералов, 107 полковников, 283 войсковых старшины – словом, всех офицеров, включая и полковых священников.

Утром 28 мая автобус и четыре военных грузовика тронулись из Лиенца в Шпитталь. На двадцатом километре шоссе колонна замедлила ход, на каждую машину забрались английские автоматчики – по двое на грузовик.

Как только колонна миновала зону лагерей, на перекрестке лесных дорог словно из ниоткуда появились легкие английские танки, бронетранспортеры с пехотой, которые прямо на ходу вклинивались между грузовиками – примерно одна танкетка на четыре грузовика. Спереди и сзади колонны вдруг появились армейские грузовики, набитые британскими солдатами.

В итоге офицеров отвезли в Шпитталь – там их ждал концентрационный лагерь с усиленной охраной. Сразу же по прибытии начался обыск. У офицеров отобрали часы, зажигалки, перочинные ножи и фонари, после чего англичане развели казаков по баракам.

Уже на следующее утро 29 мая 1945 года к лагерю в Шпиттале подошла длинная колонна советских грузовиков. В зону с казачьими генералами ворвалась рота английских солдат с винтовками. Командир приказал генералам немедленно грузиться в машины, началась свалка, британские солдаты начали избивать безоружных пожилых людей прикладами винтовок. Это сражение длилось всего минут 10 минут...

Узнав, что англичане обманом обезглавили Казачий стан, рядовые казаки не растерялись. В тот же день они провели выборы атамана, назначив главным подхорунжего Кузьму Полунина.

Первым делом Полунин распорядился, чтобы писари сожгли все именные списки офицерского и рядового состава и компрометирующие документы.

Костры из документов еще догорали, когда в лагерь Пеггец около Лиенца прибыл его комендант майор Дэвис и уже официально сообщил о решении английского командования начать отправку донских казаков в СССР, в логово жидовскогозверя.

Ответом на приказ англичан стала голодовка, объявленная по всему Казачьему стану. Атаман Кузьма Полунин день и ночь писал петиции к сильным мира сего, пытаясь спасти Казачий стан. Он обращался и к британскому монарху и королеве, и к премьер-министру Уинстону Черчиллю, и к папе Римскому Пию XII, и к Архиепископу Кентерберийскому, и к президенту США.

В итоге донские казаки решили встретить англичан крестным ходом с молебном. Действительно, что им оставалось? Донской республики нет. Союзники предали. Оружия нет. Идти некуда. Современные казаки-некрасовцы в Венгрии и Болгарии под дулами НКВД, в оккупации. Осталась только молитва.


Работа С. Королькова "Выдача казаков в Лиенце"

Офицер британской армии Александер Малколм вспоминал:

1 июня в 7.30 утра я и майор Дэвис пришли в лагерь, где я увидел большую толпу людей, численностью в несколько тысяч человек, образовавшую строгий квадрат. Женщины и дети — в центре, мужчины — по краям. В первом ряду на равных расстояниях друг от друга стояли мужчины, одетые в военную форму. В одном месте собралось 15 или 20 священников, одетых в облачения, державших иконы и хоругви. В 7.30 они начали богослужение, и вся толпа запела. Было ясно, что эта форма сопротивления была хорошо организована.

Майор Дэвис обратился к толпе и сказал, что время начинать погрузку. Он дал полчаса на молебен, но никаких признаков того, что духовенство собирается заканчивать, не было. Тогда он решил, что следует прибегнуть к насильственной эвакуации.

Пожилые донские казаки стали рвать на груди рубахи, предлагая солдатам колоть их штыками. Заработали моторы тяжелых английских танков "Черчилль", и машины пошли на толпу. Раздались крики раздавленных и искалеченных людей, гусеницы танков вбили в грязь алтарь с чашей со Святыми Дарами, и "самая честная кровь" смешалась с кровью убитого священника.

В конце концов, солдатам удалось сорвать протест, и, орудуя дубинками, они погнали изувеченных донских казаков к грузовикам. Но на мосту через Драву разыгрался новый акт трагедии: часть донских казаков, не желая попадать в руки жидов-большевиков, стали прыгать в реку. Британские солдаты судорожно бросались во все стороны, не зная, как остановить людей. Женщины кидали сначала своих детей, затем прыгали сами.


Казачье кладбище Пеггец в пригороде Лиенца. Там похоронены погибшие донские казаки при сопротивлении выдаче СССР

Массовая насильственная выдача донских казаков по всей Австрии продолжалась до 5 июня 1945 года. Операция Keelhaul прошла не только в Лиенце – британцы точно таким же образом передали на расправу диктатору Сталину беженцев из лагерей в Баньоли, Аверсе, в Пизе, в Риччоне. Подобные мероприятия проходили и в других станах Европы, например, в Германии, Италии, Франции, Чехии. Единственная страна, которая наотрез отказалась выдавать, кого бы то ни было, было миниатюрное княжество Лихтенштейн с народной милицией в 12 человек.

Всего же западные союзники передали в руки лубянских палачей около двух миллионов русских добровольцев, воевавших с жидовской заразой, просто эмигрантов-пацифистов, узников совести и донских казаков, ставших разменной монетой в геополитических играх великих держав, объединённых масонскими ложами. Жид жиду глаз не выклюет!

P.S. А для современной молодёжи Дона будет не без интересна новая книга о начале большевистской агрессии России на Тихий Дон и чудовищном жидовском геноциде местного населения, развязанном еврейскими фашистами.

Донская против Красной

Новое произведение известного ростовского историка профессора Андрея Венкова является продолжением его книги «Атаман Краснов и Донская армия. 1918 год» (М., «Вече», 2008). Теперь автор рассматривает борьбу независимого государства донских казаков с агрессией жидовской России в 1917—1920 г.г. . Он указывает, что Донская армия – вооруженные силы недолго существовавшей демократической республики Всевеликое Войско Донское, впервые в мире начали сражение с еврейским фашизмом за землю и волю, в надежде не допустить господство сионизма на планете Земля. Кто продолжит сегодня?


А. В. Венков «Донская армия в борьбе с большевиками в 1919–1920 гг.». М., АИРО-XXI, 2014, 440 стр.

В книге дана характеристика боевых действий регулярной армии Всевеликого Войска Донского против жидовской Красной Армии России. Основываясь на архивных документах и мемуарах, автор рисует яркие картины боев национально-освободительной борьбы донского казачества с еврейскими фашистами. Подробно описывается знаменитое Вешенское восстание. Именно оккупация еврейскими фашистами Тихого Дона, в конце 1918 – начале 1919 года, раскрыло для донских казаков чудовищную сущность большевизма с террором, расказачиванием и людоедским геноцидом. И это не только спровоцировало мощное восстание, в значительной мере предопределившее поражение красных войск большевистской России, но и заставило донцов стойко сражаться до самого конца. Разве могли они знать тогда, что даже Великий Отступ в Европу и через 25 лет не спасёт их от жидовского геноцида?...

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться