Донская земля в годы лихолетья

(События  марта-мая 1918 года во 2-ом Донском округе Области Войска Донского)

 

Из поколения в поколение передают друг другу жители Тихого Дона рассказы дедов о грозных событиях начала 20-го века. Уже не осталось никого в живых из тех, кто  сделал свой выбор в то нелёгкое время.  Тем интересней будет наш рассказ о событиях, которые, на протяжении последних 90 лет, грубо искажались или замалчивались.

Решение I Большого Войскового  Круга Всего Великого Войска Донского (26 мая-18 июня 1917 года) на местах выполнялось медленно. Во многих округах восстановление органов власти шло с большими трудностями. В ответ на действия большеви­ков руководитель Донской республики атаман A.M. Кале­дин 27 октября 1917 г. был вынужден отдать распоряжение о ликвидации Ростовского Совета, хотя этот город формально находился на российской территории. Эти действия руководства Всего Великого Войска Донского были восприняты большевиками как посягательство на российскую территорию. 7 но­ября 1917 г. в Донской республике была обнародована Декларация о том, что «Донской Войсковой Атаман и Войсковое Правительство власть большевиков не признают и во исполнения решения I Большёго Войскового Круга, восстанавливают суверенитет и независимость древнего государства донских казаков».

 25 ноября 1917 г. появляется обраще­ние СНК  Советской России ко всему населению «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина и Дутова». Вождь большевиков Ленин в дальнейшем 7 декабря 1917 г. от име­ни СНК готовит обращение «К трудовому казачеству». В нем обе­щается отмена обязательной во­енной службы казаков, содержа­ние их на службе будет осуще­ствляться за счет бюджета госу­дарства и снимаются ограничения по передвижению казаков по  стра­не. Демагогические лозунги и обещания большевистской пропаганды смогли на время дезориентировать некоторую часть донского казачества, в первую очередь фронтовиков.

Постепенно независимое государство донских казаков  блокируется боль­шевистскими отрядами. В станице Каменской обра­зуется марионеточный Донской ВРК, заявивший, что с 10 января 1918 г. он является единственной властью на Дону и не признаёт решение высшего законодательного органа Донской республики. На территорию Дона по решению общечерноморского съезда мо­ряков двинуты отряды общей чис­ленностью до 2 тыс. человек, а в прибрежные воды направлен 1 миноносец и 2 тральщика. С се­вера наступают не менее круп­ные силы большевиков — 10 тыс. штыков, 16 эскадронов, 42 ору­дия, 2 бронепоезда. Западная группировка Красной гвардии — 7 тыс. штыков, 12 орудий 25.02.1918 г. занимает  столицу независимого государства донских казаков  г. Ново­черкасск. Ещё до конца не сформированная армия Донской республики покидает пределы своего государства, а немногочисленные  партизанские отряды донских казаков уходят в район Донских Зимовников. Степной поход донских казаков продол­жался до середины марта 1918 г. Всё большее число граждан Донской республики осознаёт, что пришло время отстоять свободу и независимость своего края. Советская власть поставила главной задачей для себя ликвидацию независимого государства дон­ских казаков и решение продовольственной проблемы русских городов, за счёт плодородных земель Дона

Донские казаки в период  большевистской  оккупации (12.02.-23.04.1918 г.) в полной мере узнали, что программа перманентных революционеров в отношении свободолюбивого донского каза­чества мало, чем отличается от бандитского грабежа. В этот период в результате расстрелов было уничтожено свыше 30% кадрово­го состава донского офицерства. Они были вынуждены прятаться по дальним хуторам у своих сослуживцев, ожидая прозрения своих земляков. Так, донской казак станицы Ста­рогригорьевской Т.И. Кадочкин скрывал у себя своего бывшего сослуживца и командира полков­ника В.А. Грекова. Невиданный геноцид против народа, развязанный большевиками, грабежи, звер­ства, жестокости, массовые рас­стрелы заложников скоро убедили донских казаков, что большевистская оккупация несет не свобо­ду, мир и равенство, а разбой и произвол. В метрических книгах этого периода часты записи — «убит Красной гвардией», «убит солдатами», «застрелен комисса­ром». Принявший власть после смерти A.M. Каледина атаман A.M. Назаров был расстрелян большевиками.

Причинами всенародного восстания были не толь­ко большевистский террор в от­ношении донских офицеров, но и массо­вые расстрелы казаков-стариков, в подавляющем большинстве не принявших оккупационную советскую власть. Основания расстрелов разные — «носил кресты», «орал против советской власти», «носил фор­му и погоны», «был атаманом ста­ницы, хутора». Большевиков, проводивших казни, не мучили угрызения совести и, по расска­зам очевидцев, они с жаром об­суждали свои злодеяния, говоря, «здорово навалили кабанов». Та­кие расстрелы, по рассказам оче­видцев, были проведены во 2-ом Донском округе ( современные районы Волгоградской области: Светлоярский, Иловлинский, Котельниковский, Октябрьский, Чернышковский, Суровикинский, Калачёвский, Иловлинский и часть Городищенского.- прим. автора)  в районе станицы Старогригрьевской (озеро Степанова яма, ов­раг «Сердитые бараки»), станицы Сиротинской (овраг вблизи клад­бища), у хутора Ляпичев станицы Пятиизбянской (расстрелян ата­ман хутора Федотова — Илья Се­менович Коробков, которого пе­ред расстрелом заставили вырыть себе могилу).

Красный террор на Дону начался намного раньше официально объявленного боль­шевиками. Одной из многочис­ленных причин восстания был «ус­пешно» решаемый большевика­ми земельно-продовольствен­ный вопрос. В ходе его реализа­ции в пользу иногородних осу­ществлялся передел станичных земель, в казачьи станицы пере­селялись безземельные, бежен­цы из западных районов страны. Начиная с весны 1918 г. в круп­ных промышленных городах на­чинает ощущаться нехватка про­довольствия. Газеты того време­ни полны заметок — «В стране голод», «Страна на краю гибели». Для изменения положения в луч­шую сторону для себя больше­виками спешно готовится 13 мая 1918 г. Декрет «О продо­вольственной диктатуре», уста­навливающий порядок сдачи в течение одной недели хлеборо­бами всего хлеба, за исключением, остающегося на продоволь­ствие и обсеменение до нового урожая. Уклоняющиеся от сдачи хлеба объявлялись врагами наро­да, предавались суду революци­онных трибуналов, осуществля­лась конфискация их имущества. В условиях проводившегося ве­сеннего сева это ни могло не вызвать возмущения.

Большеви­ки считали по-своему. В район Царицына с чрезвычайными пол­номочиями направляется Сталин, с отрядом в 400 штыков, из которых 100 латышей, 1 броневик, а для успешного их перемещения и ещё спецпоезд. Уже в начале июня 1918 г. в резуль­тате «успешно» проведенной рабо­ты из Царицына в Москву отправ­ляются 8 эшелонов (более 1 млн. пудов награбленного хлеба). Однако  этого большевикам показалось мало. Ленин настаивает на увеличении поставок. В связи с раз­горающимся народным восстанием донских казаков хлеб оккупанты были вынуждены отправлять по Волге. Более 10 млн.пудов и 12 000 голов крупно­го рогатого скота было изъято продотрядами у казаков Дона. Никогда  антагонизм между казаками и иногородними на Дону не проявлялся так ярко, как во времена установления советской власти. Одним из лозунгов вос­ставших, среди протестов — «про­тив коммунистов», был и протест против «пятой колонны» — « иногородних».

Масла в огонь восстания «подлили» ре­волюционные Украинские войс­ка (3-я и 5-ая армии), отступаю­щие на Дон под ударами герман­ской армии. Эти войска, числен­ностью до 13 тыс. штыков, пред­ставляли собой в большинстве случаев массу деклассированно­го элемента. По пути следования к ним примкнули отдельные анархистские отряды, в том чис­ле знаменитый отряд Маруськи Никифоровой, грабивший и на­силовавший население. При про­хождении этих «войск» по терри­тории 2-го Донского округа ими были сожжены хутора: Ильевка, Зеленый, Скачки, Колпачки. Большевистские отряды на Дону вели себя как в завоеватели.

 6 марта 1918 г. было расстре­ляно свыше 600 человек офице­ров в г. Новочеркасске. В стани­це Великокняжеской в марте 1918 г. расстреляли священника Проскурякова, учителя Черепахина, есаула Макарова. 15 марта 1918 г. большевики собрали в Росто­ве-на-Дону съезд Советов для окончательного решения вопро­са национализации казачьих зе­мель. В ответ на решение съез­да Советов в ночь на 18 марта 1918 г. началось общедонское народное восстание. Заканчивается так на­зываемый период капитуляции донских казаков перед больше­виками (ноябрь 1917 г. — март 1918 г.), начинается период боев за свободу и независимость своего государства(март-август 1918 г.).

Первое выступление произош­ло 21 марта 1918 г. в станице Су­воровской, где станичники, воз­мущенные до глубины души из­девательствами красногвардейс­ких банд, бросились на них с ви­лами и топорами и обезоружили насильников. Формирования пер­вых отрядов повстанцев шло мед­ленно. Казаки прибывали с хуто­ров отрядами, группами и в оди­ночку. Здесь были седовласые отцы и юные казачата. Фронто­вики прибыли в полном воору­жении с винтовками и шашками на заседланных лошадях, но их было мало и они скептически смотрели на затею стариков. Дру­гие приехали хоть на лошадях, но без седел, а большая часть шла пешком. Изредка была вин­товка, попадались охотничьи ру­жья. Все это воинство было в большинстве случаев без патро­нов и без пороху. Гораздо боль­ше было холодного оружия, ста­рая дедовская шашка, пика, лопаты, вилы; добрая же треть шла с голыми руками в надежде до­быть себе оружие в бою.

Восстав­шие донские казаки подготовили воззва­ние: «Ударил час, загудел при­зывный колокол и Тихий Дон, за­щищая свою волю, поднялся, как один человек, против чужезем­цев, обманщиков и угнетателей, грабителей мирного населения. Ваших сыновей и братьев обезо­ружили, чтоб дать оружие при­шлым бандам хищников. Бори­тесь за свободу. Ни одного фун­та хлеба, мяса, пшена грабите­лям-красногвардейцам!»

Поддер­жанные соседними станицами суворовцы направились против главных гнезд большевизма на территории 2-го Донского округа, захватили стан­цию Чир.  И, через короткий про­межуток времени,  восстание ох­ватило практически весь 2 ДО. Руководители марионеточного правительства большевиков на Дону Подтелков и Кривошлыков, напу­ганные восстанием казаков, во главе отряда из 119 штыков на­правились на север ОВД, в на­дежде сформировать каратель­ный отряд против восставших. Однако, отряд казаков станицы Каргинской под командой подъе­саулов Цыганкова и Каргина зах­ватил их в плен  28 апреля 1918 г. Ожесточе­ние  войны на Дону набирало свои обороты. Ответ большевиков мог быть только адекватен. Причем формы тер­рора, применяемые ими были на­много шире. По рассказам оче­видцев спустя год на могиле Подтелкова большевиками был по­ставлен памятник, украшенный следующей надписью: «Вы уби­ли личность. Мы убьем классы».

2 ДО протянулся на террито­рии среднего Дона с юго-запа­да на северо-восток. По его тер­ритории пролегали 2 железные дороги: Царицын — Лихая, Ца­рицын — Поворино. Большеви­ки, обладавшие превосходством в материально-техническом снабжении и тяжелом вооруже­нии, располагая, в общем, превосходящими военными силами, маневрируя по железным доро­гам, могли долгое время удер­живать ситуацию под контролем. Сложилось парадоксальное по­ложение. Большевики контроли­руют железные дороги, крупные железнодорожные станции, но в то же время не могут проникнуть своими силами далеко от ком­муникаций, в районы правобере­жья Дона, опасаясь окружения и отрыва от основных сил.

 С каж­дым днем восстания восставшие пополнялись живой силой и во­оружением. Так, к 1 мая 1918 г. на территории 2 ДО восстало 45 % станиц (8 из 18), к 1 июня 1918 г. 81 % (15 из 18). Повстанчес­кие отряды 2ДО к 1 мая 1918 г. имеют численность своих отря­дов до 3 тыс. штыков, 1т ыс. ша­шек, 14 пулеметов, 5 орудий, а к 1 июня 1918 г. — 4 тыс.шты­ков, 3700 шашек, 30 пулеметов, 7 орудий. В ходе боев в апреле месяце 1918 г. восставшими ка­заками захвачено 44 трехдюймо­вых орудия, 119 пулеметов, три бронеавтомашины, 10 автомоби­лей, 21500 винтовок, а за время майских боев 1918 г. —19 трех­дюймовых орудий, 1 сорокавосьмилейная гаубица, 73 пулемета, 9930 винтовок. К середине мая 1918 г. большевики контролиро­вали лишь крайние восточные районы 2 ДО (слободы: Карповка, Мариновка, станицы: Качалин­ская, Трехостровянская, Иловлинская).

Настоящей душой и органи­затором повстанческих отрядов на территории 2-го Донского округа Всего Великого Войска Донского стал казак станицы Нижне-Чирской, ко­мандир бывшего 6-го Донского казачьего полка пол­ковник Константин Константи­нович Мамантов. Вернувшийся 8 марта 1918 г. из Степного похода он прилагает много уси­лий по объединению разроз­ненных отрядов и групп сначала в регулярные кавалерийские и пехотные части, а затем создает из них Чирской фронт. За выдающую­ся организаторскую деятель­ность и боевые успехи в отражении большевистской агресии, ему уже 7 мая 1918 г. присваивается зва­ние генерал-майора. В даль­нейшем на базе 2 ДО был сфор­мирован знаменитый 4-ый от­дельный Донской конный кор­пус, во главе которого К.К. Ма­мантов совершил свои беспри­мерные рейды по тылам красных, поставившие под со­мнение возможность победы большевиков на Южном фрон­те в 1919 г.

Однако были и другие органи­заторы отпора большевистской агрессии. Среди них были: командир отряда войско­вой старшина Э.Ф. Семилетов; командир Калачевского отряда казак станицы Голубинской командир 6-го Донского запасно­го казачьего полка полковник Николай Михайлович Александ­рии, командир Потемкинского отряда есаул 12-го ДКП казак станицы Потемкинской Захар Семенович Алпатов; командир объединенного отряда станиц Верхне-Курмоярской, Нижне-Курмоярской, Нагавской, Есауловской, Потемкинской полков­ник Сысой Капитонович Бородин; помощник окружного атамана 2 ДО войсковой старшина Герман Ерастович Генералов; командир отряда казаков станицы Нижне-Чирской казак станицы Нижне-Чирской есаул 3-го ДКП Федор Васильевич Дьяконов; командир отряда казаков станицы Пятииз-бянской казак станицы Голубин­ской командир 58-го ДКП пол­ковник Георгий Емельянович Макаров; командир отряда каза­ков станицы Иловлинской атаман Иловлинской станицы хорунжий Тимофей Алексеевич Авилов; войсковой старшина казак стани­цы Старогригорьевской Алек­сандр Иванович Каргин; есаул казак Новогригорьевской стани­цы В.Н. Евдокимов; командир партизанского отряда имени Стеньки Разина казак станицы Урюпинской есаул Лапин; А.Ф. Золотев помощник атамана 2 ДО.

Нельзя не упомянуть и об организаторах восстания казаков Усть-Медведицкого округа, мно­го сделавших для освобождения Северных районов 2 ДО. Осо­бенно подчеркнув то обстоя­тельство, что большие группы казаков станиц Трехостровянс­кая, Иловлинская, Качалинская (считавшихся красными) служи­ли в отрядах Усть-Медведицко­го округа. Создателем партизан­ских отрядов донских казаков и организатором восстания в Усть-Медведицком округе был казак ста­ницы Новочеркасской войсковой старшина командир 3-го Донского кавалерийского полка Александр Васильевич Голубинцев, образовавший в феврале 1918 г. подпольную казачью организацию в станице Усть-Хоперская. Немало сделали для дела восстания в УМО казак ста­ницы Мигулинской подполков­ник Петр Ильич Коновалов, на­чальник штаба восставших; казак станицы Новочеркасской подъе­саул л-гв. Атаманского полка Алексей Георгиевич Рубашкин. Кто же был рядовой участник отпора большевистской агрессии? По­стараюсь дать собирательный образ этого донского казака. Обычно это молодежь, не успевшая послужить в полках в период 1914-1917 г.г.; казаки старшего воз­раста от 35 до 45 лет; молодые офицеры из простых казаков, выслужившиеся в офицерские чины в период 1916-1917 г.г., окончившие ускоренные выпус­ки Новочеркасского училища; казаки — старослужащие при­писки 1910-1912 г.г., выслужив­шиеся в урядничьи, вахмистерские, подхорунжеские звания, обычно кавалеры Георгиевских крестов 1914-1917 г.г.

Дисцип­лина среди восставших была братская. Случалось, что в од­ной сотне служили отцы, бра­тья, сыновья, нередко младшие командовали старшими. Коман­диры были настоящими вождя­ми, они влияли на казаков сво­им умом, волею, храбростью. Отряды были крепки внутрен­ней спайкой. Оставить убитого товарища на поле боя без по­гребения считалось позором. Метрические книги 1918 г. со­держат много записей о погре­бенных казаках, павших в боях с большевиками. Даты смерти и погребения разняться в 10-14 дней, однако, покойного хоронят в родной станице, не­редко убитого за 200 км. от дома.

Партизанский отряд П.Х. Попо­ва, вернувшийся весной 1918 г. из Степного похода стал ядром образования Донской армии. В апреле 1918г. она уже состоит из 6-ти пеших и 2-х конных полков Северного отряда полковника А.П. Фицхелаурова, 1 -го конно­го полка в г. Ростове-на-Дону и нескольких небольших отрядов, разбросанных по всей области. Полки имели станичную органи­зацию с численностью от 2-3-х тыс. до 300-500 человек, в зави­симости от политических настро­ений в станице. Они были пешие, с конной частью от 30 до 200-300 шашек. 19 мая 1918 г. был создан отряд 14-ти хуторов ста­ницы Распопинской в составе 2-х конных сотен и одной пешей сотни; 18 мая этого же года — добровольческий отряд станицы Клетской в составе 1-го конного дивизиона (2сотни) и пешей сот­ни; 15 мая 1918 г. освободитель­ный отряд станицы Кременской; 18 мая 1918 г. освободительный отряд станицы Перекопской. Ка­заками станицы Старогригорьев­ской был создан 11.05.1918 г. Старогригорьевский оборони­тельный отряд в составе конной сотни и пешей сотни, в этой же станице были сформированы от­ряды сотника Петра Матвеевича Аврамова и есаула Боброва.

 К кон­цу апреля 1918 г. Донская армия имела до 6 тыс. человек, 30 пу­леметов, 6 орудий (всего 7 пе­ших и 2 конных полка). С 11 ап­реля 1918 г. армия состоит из 3-х групп: Южная (полковник С. В. Денисов), Северная (войсковой старшина Э.Ф. Семилетов), За­донская (генерал-майор П.Т. Се­менов, полковник И.Ф. Быкадоров). На 12 мая 1918г. войсково­му штабу было подчинено 14 от­рядов: генерал-майоров Фицхе­лаурова, Мамантова, Быкадорова; полковников Туроверова, Алферова, Абраменкова, Тапилина, Епихова, Киреева, Толоконникова, Зубова; войсковых стар­шин Старикова, Мартынова; еса­ула Веденеева. К 1 июня 1918 г. все отряды были сведены в 6 вой­сковых групп: Алферова на севе­ре; Мамантова под г. Царицыном; Быкадорова под г. Батайском, Киреева под станицей Великок­няжеской; Фицхелаурова в До­нецком районе; Семенова в г. Ростове-на-Дону. Ее численность достигает 45 тыс. человек, 610 пулеметов и 150 орудий. 11 мая 1918 г. восставшие созвали Круг «Спасения Дона», на котором 16.05.1918 г. донским атаманом был избран П.Н. Краснов. Участ­ники Круга провозгласили следу­ющие цели восстания: освобождение родины от оккупантов,  восстановление древнего государства донских казаков –Всевеликого Войска Донского. Были восстановлены древний флаг, герб и утверждён гимн «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». В пер­спективе было намечено обеспе­чить надежные границы Всевеликого Войска Донского на линии Поворино — Лиски — Ца­рицын и формирование антибольшевистской коалиции.

 Объявля­лась мобилизация казаков в воз­расте от 18 до 50 лет, восстанав­ливалась казачья форма, погоны и награды. Ранее, командиры восставших казаков, в целях вы­делиться среди них, шили себе белые папахи. Однако, призыв не во всех станицах был одинаков. Нередко казаки отказывались вступать в повстанческие отряды. В мае 1918 г. в станицу Сиротинскую во главе небольшого отря­да прибыл полковник командир 5-ой ДКБ Вениамин Алексеевич Греков, решивший провести сход казаков. Он происходил недале­ко от Сиротинской Успенской ста­ничной церкви. Выступая перед казаками, Греков рассказывал о зверствах большевиков, призы­вал казаков бороться с ними, всту­пать в повстанческий отряд. Пе­ред началом схода Грекову от лица казаков станицы был пре­поднесен хлеб-соль, которые вручил казак этой станицы Гри­горий Михайлович Парамонов. О приезде Грекова в станицу зна­ли и большевики Н.Г. Востриков, Субботин и другие. Во время схо­да двое из них набросились на Грекова с криком: «Вяжи его!». Тот не растерялся, и, стреляя с двух рук, застрелил Субботина и еще одного нападавшего боль­шевика. С пулеметных тачанок были даны предупредительные очереди над головами собрав­шихся. Сход закончился ничем.

Часто в  станицах 2 ДО, запуганных большевистским террором, нельзя было найти проводника для повстанцев, совершающих рейды в тылы большевистских оккупантов. На Камышинских хуторах станицы Сиро­тинской лишь один казак И.В. согласился провести в тыл крас­ных на левый берег Дона отряд того же Грекова, совершивший ряд диверсий на железнодорож­ной линии Царицын — Повори­но. Так, 10 мая 1918 г. им был взорван мост возле станции Иловля, а 19 мая 1918 г. из-за перевода железнодорожных стрелок было произведено стол­кновение красного бронепоезда и пассажирского состава. В ре­зультате произведенных дивер­сий было много убитых и ране­ных.

Боевая тактика донских казаков была проста. Бой краткосрочен. Наступление начиналось атакой жидкими цепями пехоты, в соче­тании с обходным маневром сильными конными сотнями. Как только появлялась обходная ко­лонна, большевики начинали от­ступать, тогда на них бросалась конница с леденящим душу ги­ком, опрокидывала и уничтожа­ла. Иногда бой начинался при­творным отступлением казаков, противник бросался преследо­вать, а в это время обходные ко­лонны смыкались за ним и он оказывался в «мешке». Красные несли очень большие потери. Руководители большевиков вна­чале не придали большого зна­чения вспыхнувшему восстанию. Мартовские номера Царицынс­кой газеты «Борьба» полны вос­торгов по поводу достигнутых успехов большевиков. Разгром­лен последний повстанческий отряд имени Стеньки Разина. Од­нако, уже 22 марта 1918 г. в га­зете сообщается, что среди ста­ниц почему-то наблюдается бро­жение и делается предположе­ние — это связано с появлением среди казаков большого количе­ства офицеров. По мере усиле­ния повстанцев меняется тональ­ность газетных публикаций. По­являются заметки о безнадежно­сти борьбы восставших казаков, и, наконец, знаковая статья 4 ап­реля 1918 г. «К родному Дону», сообщающая, что на Дону уже полтора месяца идет гражданская война. В дальнейшем в газетах по-прежнему радужные статьи, но в то же время в Царицыне с 6 ап­реля 1918 г. объявляется воен­ное положение. Против восстав­ших начинают стягиваться огромные силы.

 Отряды Миронова на Усть-Медведицком направлении (7 тыс. штыков, 18 орудий, 30 пу­леметов); в район Нижне-Чирс­кой — отряды Сиверса и Битова (12 тыс. штыков, 45 орудий, 95 пулеметов); в район Котельниково — Ковалева и Смирнова (5 тыс. штыков, 10 орудий, 20 пулеме­тов). Разворачиваются для блоки­рования области с запада отряд Щаденко (6 тыс. штыков, 15 ору­дий, 30 пулеметов); в Ростовском округе — отряды Харченко (30 тыс. штыков, 90 орудий, 185 пулеме­тов); в Сальском округе — отря­ды Шпако и Никифорова (10 тыс. штыков, 22 орудия, 40 пулеме­тов). Общие силы красных к 1 мая 1918г. противостоящие повстан­цам составляли до 70 тыс.шты­ков, 200 орудий, 400 пулеметов.

Им противостояли 17 186 каза­ков при 21 орудии и 58 пулеме­тах. В Царицыне красными сроч­но производится 20 бронепоез­дов, в том числе 4 вооруженные 6-ти дюймовыми морскими ору­диями. Для усиления огневой поддержки на Волгу с Балтики пе­ребрасываются к осени 1918 г. 6 миноносцев и 2 подводные лод­ки «Минога» и «Макрель». С Чер­ного моря в начале июня 1918 г. по железной дороге перевозят­ся в Царицын 10 бронекатеров-истребителей и гидросамолеты Черноморского флота.

13 мая 1918 г. в хуторе Калач прошел съезд представителей станиц восставших казаков. Выступав­шие на нем говорили: «У нас нет патронов, но мы пойдем против большевиков даже вооруженные вилами и камнями». Газета «Борь­ба» 22 мая 1918 г. отмечает му­жество казаков, сражающихся на Чирском фронте, указывая, что у восставших нет достаточного во­оружения, и они атакуют с одни­ми шашками и пиками, в то же время пулеметы красногвардей­цев ведут столь непрерывный огонь, что у них расплавляются стволы. В целях подавления вос­ставших большевиками широко применяется взятие заложников и карательные обстрелы артил­лерией восставших станиц. На них не действуют никакие угово­ры прекратить разрушения жи­лищ.

В течение всего мая меся­ца 1918 г. и особенно между 20 и 26 числами войскам генерала Мамантова пришлось вынести сильнейший напор с двух сторон: с одной стороны с фронта Суровикино — Обливская, с другой с фронта Жутово — Котельниково — Ремонтная. По-видимому, кон­центрическое давление красных объяснялось безвыходным поло­жением Обливско-Суровикинской группы, угрожаемой с флан­га и тыла приближавшимися вой­сками генерала Фицхелаурова; Котельниковская же группа, пользуясь отвлечением сил гене­рала Мамантова в северном на­правлении, решила завладеть ле­вобережной полосой Дона. Це­ной неимоверного упорства вос­ставших казаков, понесенных по­терь от артиллерийского огня, на­стойчивые атаки Суровикинской группы были отражены и выну­дили ее по соединении с Морозовской группой остаться в меш­ке между реками Дон и Лиска.

Планами сторон намечалось: российскими большевиками — опираясь на желез­ные дороги не допустить выхода казаков в левобережье Дона, ра­зорвать единый фронт восстав­ших на очаги: Южный, Северный, Северо-восточный. Народной армией защитников Дона — разрушить железнодорожные коммуникации, не допустить ма­невра бронепоездами, блокиро­вать Царицын и взять его не поз­же конца августа 1918г. Наступа­ло время решающих сражений вокруг «Красного Вердена». Защищавшие своё независимое государство донские казаки еще не знали, что их ждет в борьбе с большевика­ми. Впереди были большие по­беды и жестокие поражения, впе­реди был «великий отступ», Новороссийская трагедия, Крым, Галлиполи, остров Лемнос…

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться