Предатель интересов донского казачества атаман Матвей Платов

Сегодняшнее поколение донских казаков критически относится к атаманам Войска Донского, сотрудничавшими с русскими оккупационными властями в период с 1708 по 1917 г.г. После оккупации Российской империей в 1708 году Всего Великого Войска Донского свободолюбивый народ Дона был превращён в военных рабов. А атаманы, которых назначал русский царь, так называемые наказные атаманы, были предателями своего народа, марионетками русского самодержавия. Одним из них был донской казак, «русский граф», атаман Матвей Платов. Русская, советская и российская историографии воздали должное этому человеку, столько сделавшему для дома Романовых. Донское же казачество 200 с лишним лет гнуло спину на русское самодержавие, под руководством таких атаманов как Платов, даже и, не помышляя о свободе. Но международное историческое сообщество дало его деятельности свою оценку. Пусть и донские казаки сегодня с ней познакомятся.

Император всех французов Наполеон Бонапарт как-то сказал: «Надо отдать справедливость казакам, - это они доставили успех России в этой кампании. Казаки - это самые лучшие легкие войска среди всех существующих. Если бы я имел их в своей армии, я прошел бы с ними весь мир». «Отдать справедливость», потому что в Европе XVIII-XIX столетия понятия не имели о боевых качествах казаков и считали донцов осколком древнего кочевья, не способным тягаться с современными регулярными войсками. Наполеоновские войны развеяли это заблуждение спесивых европейских генералов. Огромная личная заслуга в этом донского казака, атамана Матвея Ивановича Платова.

Будущий атаман Воинства Донского родился в 1753 году в станице Черкасская (или Старочеркасская) в семье войскового старшины Ивана Федоровича Платова. С детства, как принято в казачьей вольнице, обучался искусству конного боя и грамоте. В 13 лет Матвей Иванович поступил в Донскую воинскую канцелярию урядником и за три года доказал, что природный ум способен заменить даже самое хорошее образование. В 1769 году Платов получает чин есаула, уже через два года отличившись при взятии Перекопской линии и Кинбурга, а ещё через год, в 1772 году, получает в подчинение казачий полк. И это в 18 лет, без связей и протекций!

В 1774 году Платов принял бой, который выиграть, казалось бы, нельзя в принципе. На реке Калалах отряд казаков примерно в 1000 человек окружила 30000 войско Дивлет-Гирея. 8 атак татарско-турецкого войска было отбито маленьким гарнизоном хлипкого Вагенбурга, до подхода подкреплений. Обоз был спасен, а немаленькое войско новоявленного крымского хана разбежалось кто куда. Об этом подвиге узнала вся русская армия и сама императрица наградила молодого казацкого героя (Платову едва исполнилось 23) специальной золотой медалью.

В 1775 полк Матвея Ивановича отправляют в Воронежскую и Казанскую губернии добивать последних сторонников Пугачёва. Уж так хотел властолюбивый атаман угодить русскому самодержавию, что даже не пощадил своих названных братьев, русских казаков, огнём и мечом пройдясь по русским деревням. Затем с 1778 по 1784 отряд Платова нес службу на Кубани, участвуя в многочисленных походах по завоеванию горских народов Кавказа. В этот период Платов знакомится с Суворовым. Служба под предводительством великого полководца стала для Матвея Ивановича прекрасной школой.

Следующей страницей боевой славы Матвея Платова стала Русско-турецкая война 1787-91 годов. Штурм Очакова, а затем и пленение Зайнал-Гассана 13 сентября 1789 года ни у кого не оставили сомнений в выдающемся таланте Матвея Ивановича. За пленение паши Платов становиться походным атаманом казачьих полков. В следующем 1790 году Платов, обличенный доверием и Потемкина, и Суворова, командует колонной при штурме Измаила. Спешенные казаки, вооруженные укороченными пиками, в неравном бою выдержали вылазку турок, а с подходом подкреплений загнали осажденных обратно за стены крепости. Взятие Измаила принесло казачьему командиру орден св. Георгия 3-й степени. К финалу кампании Платов был произведен в генерал-майоры.

Фантастическая карьера Матвея Ивановича не осталась вне внимания царедворцев. С воцарением Павла I опалы на талантливых военачальников по ложным, а местами, откровенно нелепым доносам, стали обычным делом. Популярность Платова среди старшинской верхушки на Дону, которая всегда был источником беспокойства для русского дворянства и знати, побудил кого-то из придворных льстецов нашептать императору о готовящемся восстании, сродни возглавляемому Степаном Разиным чуть более века назад. Павел доносчикам поверил, и еще не добравшийся до дома Платов был сослан в Кострому, а затем, в 1800, и вовсе заключен в Петропавловскую крепость, но в начале 1801 года последовало высочайшее прощение. Платова освободили и назначали предводителем 27-тысячного отряда казацкой конницы при двух конно-артиллерийских ротах, который должен был совершить поход в Британскую Индию, оказав поддержку русскому и французскому пехотным корпусам. Решение о походе стало результатом резкой смены вектора внешней политики России. Империя вышла из Второй антифранцузской коалиции из-за, мягко говоря, несоюзнического поведения Англии и Австрии и заключила договора с Францией.

…Павел сразу принял предложение Бонапарта разорить главную британскую колонию. До сих пор историки спорят о шансах на успех и возможных последствиях похода для Британской империи. Закончился он, однако, в границах Российской империи – под Оренбургом. Вероятно, индуистские боги не дремали, и кто-то из них вложил в руку заговорщиков ту самую табакерку, которая совершила апоплексический удар в висок императора Павла.

Взойдя на престол в 1801 году, Александр I разорвал союз с Наполеоном и отозвал казаков. Многие талантливые генералы были возвращены на службу, а атаману Платову высочайшим рескриптом присвоили звание генерал-лейтенанта и назначили атаманом Войска Донского. На гражданской должности Платов принес немало пользы. В 1805 он перенес столицу в Новочеркасск из подверженного наводнениям Черкасска ( столицы оккупированного Всего Великого Войска Донского), сделал много для экономики края и усовершенствовал, на основе богатого военного опыта, систему подготовки казаков. Когда, в том же году пришло известие о новой войне с Наполеоном, Платов мобилизовал казачье войско и выступил к австрийской границе, но к боевым действиям не успел: союзная армия потерпела сокрушительное поражение при Аустерлице.

В войнах Четвертой антифранцузской коалиции войска Наполеона все-таки познакомились с казачьей манерой боя. Сражения при Прейсиш-Эйлау и Фридланде вновь ярко показали мастерство Платова-командира и боевые качества донских казаков. На переговорах в Тильзите в 1807 году Наполеон лично беседовал с Матвеем Ивановичем, подарив знаменитому казачьему генералу очередную табакерку (которых у Платова скопилась целая коллекция). Кроме того, Бонапарт хотел наградить атамана Войска Донского орденом Почетного Легиона, от которого тот отказался, справедливо заметив, что Наполеону не служил и служить не может. Этой же зимой Александр наградил Платова орденом св. Георгия 2-й степени.

В начале 1808 года, Платов был отправлен на юг, в Молдавскую армию, сражавшуюся против турок. До 1809 года Матвей Иванович отличился в сражениях при Рассевате, осаде Силитстрии, взятии Гирсово и сражении у Татарицы. За последний бой Платов награжден орденом св. Владимира 1-й степени и осенью этот же года произведен в генералы от кавалерии. В конце 1809 года Платов тяжело заболел и вернулся на Дон, затем долго лечился в столице.

Непродолжительная европейская кампания не дала французам ощутить всей опасности, которую могут представлять донские казаки. Война 1812 года исправила эту огреху военной эрудиции французов. Донские казаки с первых дней начали наносить Великой Армии ощутимые уколы, которые становились все болезненней по мере её продвижения вглубь российских земель. Ведь русская армия до Смоленска просто беспорядочно отступала. С июля по сентябрь, то есть все время наступления наполеоновской армии, донские казаки непрерывно участвовали в арьергардных сражениях, часто нанося французам значительные поражения. Так корпус Платова 9 июля у местечка, с символическим названием, Мир разгромил дивизию улан генерала Турно, применив излюбленный тактический прием донских казаков казаков – вентерь. Небольшой отряд заманивал противника, которого затем окружали и громили. 10 июля здесь же был разбит авангард Жерома Бонапарта – короля Вестфалии.8 августа чуть более чем за месяц до Бородинского сражения Платов разгромил авангард корпуса Мюрата при деревне Молево Болота.

В день Бородинского сражения кавалерия Платова и Уварова в критический момент боя совершила рейд по тылам противника, которому многие приписывают двухчасовую передышку середины дня, давшая возможность перегруппироваться расстроенным русским полкам. Кутузов, правда, результатами рейда остался недоволен, поэтому не представил к наградам командиров рейда. За это Кутузова часто обвиняют в том, что он пытался снять с себя ответственность за результаты битвы. Впрочем, позже это не помешало главнокомандующему лично написать прошение императору о представлении Платова к графскому титулу.

С началом отступления Великой Армии из России список казачьих побед неуклонно рос. Ни дня не проходил без известий о новых победах лучшей легкой кавалерии мира. Перед сражением у Малоярославца казачий отряд едва не пленил Наполеона, напав на обоз в городе Гродно, в ноябре казаки Платова выбивают из Гжатска арьергард Даву, затем у реки Вопь был захвачен весь обоз Эжена де Богарне, а в конце ноября донские казаки занимают Оршу. О небольших победах вообще можно рассказывать бесконечно.

С началом Заграничного похода русской армии список достижений Матвея Ивановича, и без того немалый, расширился ещё. Пройдя с боями всю Европу, в битве под Лейпцигом донские казаки взяли более 15000 пленных, вдобавок 70000 тысячам захваченным в кампанию 1812 года. В 1814 году Платов за сражение при Арси-сюр-Об получает высшую награду империи – орден св. Андрея Первозванного.

Слава казачьего атамана Матвея Платова перенеслась и через Ла-Манш. Жители Лондона преподнесли генералу богато украшенную саблю, а Лондонский университет диплом почетного доктора. В 1815 Матвей Иванович возвратился на Дон. Здесь, в основанном им же Новочеркасске, занимаясь пришедшей в упадок мирной стороной жизни донской вольницы, он и умер.

Матвей Иванович Платов, участник всех воин Российской империи конца XVIII начал XIX столетия, похоронен в Вознесенском соборе Новочеркасска. Великий казачий атаман своим мастерством и отвагой навсегда вписал свое имя в мировую военную историю.

С высоты сегодняшних знаний истории донского казачества не будем тревожить могилы предков. Но коллаборационистов и предателей своего народа надо припереть к позорному столбу истории уже сегодня. Иначе мы будем продолжать наступать на одни и те же грабли. А так называемы «палестинские казаки», лукавые пастыри от сионизма, будут уводить наш народ с дороги национально-освободительной борьбы, как это успешно делало русское самодержавие, а сегодня «г-гусская либегальная дегмокгатия».

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться