Реформистская вакханалия в Северо-Кавказском военном округе

Последние совещания по вопросам военной реформы, посещения воинских частей и предприятий ВПК президентом страны и премьер-министром должны были показать российскому обществу правильность выбранных приоритетов в оборонном строительстве. Вызывает только определенную иронию поспешность многих решений. Если, даже взять за точку отсчета участие России в грузино-югоосетинских событиях, как катализатор, то всё выглядит как-то неоднозначно. При всем том, как уже неоднократно писалось на страницах многих независимых военных изданий, из августовских событий 2008 года военно-политическое руководство России сделало очень своеобразные выводы. И принялось ударными темпами создавать ВС, для которых теперь и война с Грузией стала проблемой. Об этом речь шла, в частности, в статье «А на всё про всё – всего 85 бригад постоянной боевой готовности» (см. номер «НВО» от 15.01.2010). В рамках «военной реформы» на месте дивизий появились бригады. В результате огневая мощь существенно уменьшилась, а мобильность почему-то отнюдь не повысилась.

 

Хотя  независимая военная общественность страны давно поднимала вопросы реформирования Вооруженных Сил, на что правительство никак не реагировало, и пошло «своим» путем. В своей книге «Паутина» (М., Истоки, 2004 г.) я ещё в 2004 году предлагал изменить структуру мотострелковой дивизии, путём добавления авиационной компоненты. В первую очередь предусматривалось увеличение количества тяжелой военной техники. Я предлагал иметь в составе  мотострелковой дивизии, как минимум:

 90-120 танков типа Т-90С, оснащенных системой активной защиты «Арена»;

120-150 БМП-3М, оснащенных САЗ «Арена»;

100-120 БТР-90М, с унифицированной башней от БМП-3.;

24-единицы САУ «Мста-С»;

12-16 единиц буксируемых орудий « Мста-Б»;

4-8 единиц СО «  Нона-СВК);

4  единицы РСЗО « Ураган»;

12-16 БМ РСЗО «Град-М»;

12-16 единиц боевых машин самоходной противотанковой системы «Хризантема»,

 6-8 ПУ разведывательного комплекса « Строй-П», с ДПЛА «Пчела», штабные, связные и специальные автомобили с аппаратурой РЭБ и т.д.  и т.п.

Другой немаловажный компонент новой дивизии  - это усиленный состав ПВО дивизии. Мне он представляется в составе:

4 ПУ - зенитно-ракетного комплекса «Бук-М2», с новой ракетой 9М317М (дальность поражения до 50 км);

4 ПУ - ЗРК «Тор-М2» (одновременное поражение 4 целей на высотах до 10 км);

8-12 ПУ – зенитного пушечно-ракетного комплекса « Панцирь-С2» (одновременный обстрел 4 воздушных целей в движении на дальности  до 20 км);

100-120 единиц ПЗРК «Игла-С».

И, наконец, в наши дни настало время ввести в состав мотострелковой дивизии новый компонент –   полк армейской авиации. Мне он представляется в таком виде:

1. Авиаэскадрилья огневой поддержки

- 10 вертолётов Ми-28Н;

- 2  вертолёта Ка-52.

2. Авиаэскадрилья мобильных сил

- 10 вертолётов Ми-8МТВ-5 или Ми-38;

- 2 вертолёта Ка-60.

3. Авиаэскадрилья управления, связи, разведки и РЭБ

- 2 самолёта СМ-92 с различным, сменным оборудованием;

- 4 вертолёта «Ансат»;

- 6 ДПЛА (в том числе 2 вертолётного типа) аэродромного базирования .

Анализ боевых возможностей  такой  мотострелковой дивизии нового типа, с хорошо обученными солдатами и подготовленными офицерами, предлагаю провести заинтересованному читателю. Я же вынужден констатировать, что не сегодня-завтра будет решён вопрос о размещении F-22 или  F-35 на базах НАТО в Турции,  например, за оказание  военной помощи со стороны США в виде бесплатных поставок оружия. А эти самолёты имеют  уже боевой  радиус от 2000 до 2500 км, что тактическим оружием уже  никак не назовешь! Так что, если наши генералы «Арбатского набора» собираются воевать не только с Грузией или, по крайней мере, отразить, как раньше говорили, агрессию потенциального противника, им придётся учитывать боевые возможности стран НАТО. А здесь, как говорится, есть варианты.

Даже на сегодняшний день, основной тактический истребитель палубной и сухопутной авиации  F-18E/F «Супер Хорнит» имеет следующие возможности по поражению целей в СКВО (при полёте с двумя подвесными баками боевой радиус более 1 000 км):

- ПКР AGM-84D  - 120км;

- КР  AGM-84D SLAM-ERD – 250 км;

- КАБ JPAM, JSDW AGM-156 - 60 км.  Как будет отражать налёт этих самолётов подразделения 693 мотострелковой бригады? ЗРК «Оса-АКМ» или ЗРК «Стрела-10М3» не справится с поражением  даже низколетящих крылатых ракет типа ASALM и ALCM, не говоря уже о планирующих бомбах. Да  и зенитный пушечно-ракетный комплекс «Тунгуска-М1» будет бессилен: предназначен он для борьбы с вертолётами огневой поддержки. Отсюда и напрашивается вывод: только предложенный состав ПВО дивизии ещё сможет как-то противостоять таким угрозам. В противном случае все согласования с ПВО вышестоящего командования, при нашем уровне связи и работы средств РЭБ, сведут все мероприятия по защите подразделений к нулю. Проблемы связи в тактическом звене, мероприятия и технические возможности разведки бригады   оставляю на фантазию читателя. А  вот возможности у  F-35  уже иные…

Как выглядят наши части и соединения в СКВО после «сердюковской» реформы? На территории Южной Осетии сегодня дислоцируется 4-я военная база ВС РФ. Ее основу составляет 693-я мсбр (бывший 693-й мсп бывшей 19-й мсд). На вооружении – 41 Т-72Б, 150 БМП-2. Подразделения базы разбросаны по всей республике, а часть вообще находится в Северной Осетии. В Абхазии размещается 7-я военная база ВС РФ. Ее основа – 131-я мсбр, та самая майкопская бригада, которая почти вся полегла в Грозном в первые дни 1995 года. Она имеет 41 танк Т-90А (таких на всю Россию примерно три сотни), 150 БТР-80. Обе базы также имеют по два дивизиона САУ 2С3, по одному дивизиону РСЗО «Град», средства ПВО. В Абхазию из Подмосковья переброшен даже полк ЗРС С-300ПС.

На территории России в составе Северо-Кавказского военного округа остались 17-я, 18-я (обе – на базе бывшей 42-й мсд в Чечне), 19-я (на базе бывшей 19-й мсд в Северной Осетии), 20-я (на базе бывшей 20-й мсд в Волгограде; 19-я и 20-я мсбр также получили Т-90) и 205-я (в Буденновске) мотострелковые бригады, 56-я десантно-штурмовая бригада. Кроме того, в СКВО дислоцируются три горные бригады – 33-я (Дагестан), 34-я (Карачаево-Черкесия), 8-я (Чечня). Последняя, что интересно, создана на базе подмосковной Таманской дивизии. Есть также две бригады спецназа, по одной ракетной, артиллерийской, реактивно-артиллерийской и зенитно-ракетной бригаде.

По сравнению с дореформенной ситуацией количество боевой техники в СКВО уменьшилось примерно в 1,5 раза (хотя произошло некоторое качественное обновление). Но пока еще эта группировка превышает по своему потенциалу грузинские ВС. Именно потому, что Грузии до восстановления того, что было до войны, очень далеко, а НАТО вопреки установкам кремлевского агитпропа помогать Тбилиси совершенно не собирается (по крайней мере, за свой счет). Но остаются ещё вооруженные силы Турции, кстати, самые многочисленные и неплохо вооруженные в НАТО. Один турецкий флот, чего стоит! Но в последнее время политическое руководство страны делает хорошую мину при плохой игре: мол Турция, наш стратегический партнёр в Средиземноморье, и ничто не предвещает ухудшение обстановки в Чёрном море.

И только на это Москве и остается надеяться. Потому что в случае войны нам практически нечем будет усиливать группировку на Кавказе. Ведь у нас и так здесь теперь сосредоточена четверть всех общевойсковых бригад – 10 из 39! В августе 2008 года ВС РФ столкнулись с проблемой мобильности, очень сложно перебрасывать войска на наши огромные расстояния (парк самолётов ВТА типа Ан-124 выработал ресурс и требует списания, а 20  новых самолётов, которые требует закупить для ВС президент, придётся ждать 10 лет). Когда эта проблема разрешится, не понятно. Но мобильность пока не повысилась. Да и перебрасывать практически нечего. Ближайшие к Кавказу общевойсковые бригады у нас теперь находятся в Московской (три) и Самарской (две) областях.

Превосходство России в воздухе даже после реформы остается подавляющим. Против 12 грузинских Су-25 и шести Ми-24 у нас имеется в СКВО 76 Су-24, 73 Су-25, по 42 МиГ-29 и Су-27, 40 Ми-24 и 3 Ми-28. Правда, во время августовской войны ВВС РФ проявили себя, мягко говоря, не лучшим образом.  Но кто сказал, что придётся воевать в Причерноморье  вновь с Грузией? Я с ужасом представляю, во что выльется попытка летчиков Мариновского полка  на Су-24М  атаковать турецкий флот на подходе к Гудауте! Как минимум, две дозаправки в воздухе! Но противостоять им будут  самолёты F-16 блок 40, что даже для МиГ-29,  лётчики которых  имеют всего 45-50 часов налёта против 90-100 турецкого,  вести бой будет проблематично.

Я уже не говорю о том, что округ не сможет поддержать Черноморский флот! Ведь на 18 турецких подлодок у нас одна, и то не вполне боеспособная, только что случилась на ней очередная авария. Но турецкий флот имеет ещё и 120 надводных кораблей против наших 30(?). Хотя  ещё в 1994 году на парламентских слушаньях я убеждал высокие флотские чины, что за 10 лет ЧФ будет без боя уничтожен. К сожалению, я оказался прав.  Но за 10 лет Россия смогла бы построить только на волжских судостроительных и судоремонтных заводах 10 корветов типа «Стерегущий» пр.20380 с ракетной системой Club. Восстановление строительства экранопланов типа «Утка» (Лунь) с модернизированным ракетным комплексом (3х2 ПУ) на базе ракеты «Москит» (дальность пуска до 250-300 км) позволило бы до 2020 года стабилизировать военную обстановку в Причерноморье. Да и продолжение строительства ДЭПЛ пр.636 с воздухонезависимой энергетической установкой и с ракетной системой Club, даже 5-6 лодок для Черноморского флота, плюс 2-3 лодки типа «Санкт-Петербург» хватило бы, чтобы нейтрализовать подлодки турецкого флота (Обо всех этих проблемах Черноморского флота я писал в своей книге «Русский вопрос» (М., Истоки, 2008 г.).  Но этого не произошло. Князь Потёмкин-Таврический почти 250 лет назад создал Черноморский флот. Либерал Кудрин забил в могилу флота последний осиновый кол…

Захотят ли наши потомки лишний раз прийти и посмотреть на братскую могилу ЧФ?

 

P.S.  Надеюсь, что у Госдумы ФС РФ, хватит авторитета и решимости заставить Министерство обороны принять в 2010 году решительные меры по укрепления обороноспособности СКВО. А переброска в СКВО батареи берегового противокорабельного комплекса «Бал», в купе с батареей ПКР «Бастион»,  существенно укрепит силы береговых комплексов ЧФ. ВВС и ПВО округа только выиграют, если из-под Курска в округ переведут 10 самолётов МиГ-29СМТ «алжирского заказа» доставшиеся российским ВВС.  А, закупаемые в 2010 году 4 фронтовых бомбардировщика Су-34, также придадут новые ударные возможности округу, в том числе,  и по отражению атак турецкого флота с Черноморских акваторий.


статья опубликована в газете "Сталинградская трибуна" №6(724)
от 19 февраля 2010 г.

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться