Тришкин кафтан

«Сердюковские» реформы в Вооруженных Силах РФ трещат по швам. На лицо недовольство не только увольняемых офицеров и генералов, но и широкой российской общественности. Уже и в парламенте звучит критика проводимой реформы в МО не только слева, но и из рядов правящей партии. По словам зам. Председателя комитета Госдумы по обороне  Михаила Бабича «практически все поднятые по тревоге воинские части десантно-штурмовой и мотострелковой бригад оказались небоеготовы. Полный ноль – начиная с укомплектованности личным составом и заканчивая готовностью техники, способностью ее выхода из парковой зоны, наличия механиков-водителей и водителей, которые имеют право эту технику эксплуатировать». Имеется в виду результаты проверки боеготовности частей и соединений Дальневосточного военного округа. Военная прокуратура только в 2008 году привлекла к уголовной ответственности 20 генералов и адмиралов, а 1611 офицеров были осуждены за уголовные преступления, из которых 160 были командирами воинских частей.

Пока новых танков Т-90 в нашей армии чуть больше 150.Но политическое руководство страны старается не замечать всё это и  усиленно внедряет в сознание россиян, что времена наплевательского отношения к проблемам армии прошли, и встал уже вопрос  о закупках нового вооружения и техники. Благодаря росту военного бюджета  достигнуты очевидные подвижки  и в войска стала поступать новая техника и вооружение. Непредвзятый читатель может сам проследить работу российского правительства над ошибками. 

Например, в 2000 году оборонный бюджет составлял 141 млрд. рублей. Из этой суммы 81 млрд. рублей шел на гособоронзаказ. В 2008 году бюджет вырос уже до 1136 млрд. рублей. А оборонный госзаказ достиг в прошлом году уже 365 млрд. рублей. Конечно, эти цифры отражают лишь номинальный рост. С учетом инфляции, роста издержек производства, укрепления рубля по отношению к доллару реальный рост был значительно скромнее. Рост бюджетных расходов на оборону в целом и на финансирование госзаказа в частности позволил начать серийные поставки техники в войска по целому ряду сухопутных, морских, авиационных и других программ. Но пока решительного перелома в оснащении Вооруженных сил новой техникой не произошло. 

Есть три основные проблемы: темпы и объемы поступления новой техники в войска еще недостаточны. Слабо работают программы модернизации наличной техники. И, наконец, по чайной ложке в год поставляются действительно современные (не путать с новыми!) системы вооружений. Трудно передать читателю картину истинного поступления нового вооружения и техники в войска по годам. Абсолютно точные данные закрыты. Но зато есть немало открытой информации. Если систематизировать ту информацию, что ещё просачивается в открытую печать, то получилась вот такая  примерная таблица (см. таблицу № 1). 

Пусть читателей не смущают внушительные цифры. Такого количества абсолютно недостаточно для замены, выходящей из строя старой техники. Даже при сокращении армии в ходе реформы. Но не все так плохо. В последние годы стало больше поступать техники основных видов и вооружений в Сухопутные войска. Потому можно полагать, что если в полной мере будут выполнены планы закупок техники для Сухопутных войск по госпрограмме вооружений 2007 - 2015 годов, то наша пехота «нового облика» лет через шесть будет в значительной мере оснащена современным оружием. 

Сейчас необходимо стремиться к такому оснащению Сухопутных войск и ВДВ, чтобы они были способны быстро и эффективно решать задачи, подобные тем, что возникли в августе прошлого года. Но в гораздо более значительном масштабе. Иными словами, Россия должна обладать военным инструментарием, который позволил бы обеспечивать защиту любых наших национальных интересов на постсоветском пространстве.

Непростая обстановка сложилась как в ВВС, так и на флоте.

Фронтовой бомбардировщик Су-34ВВС России за последние 15 лет получили всего три новых тактических боевых самолета. Это три фронтовых бомбардировщика Су-34, причем, только в 2007 - 2008 годах. В 2009 - 2010 годах ВВС, похоже, получат еще только 4 самолета Су-34. Модернизация наличного авиационного парка также недостаточна. Да, мы знаем, что фирма «Сухого» недавно подписала пятилетний контракт на производство нескольких десятков самолетов Су-34. А это значит, что через пять лет ВВС будут иметь лишь около 40 - 50 новых самолетов такого типа. К этому можно добавить, 34  возвращенных в наши ВВС, бывших «алжирских» истребителя МиГ-29СМТ сомнительного качества. Самолеты военно-транспортной авиации новой постройки не поступают вовсе. Поставки новых учебно-тренировочных самолетов Як-130 должны начаться только в этом году. Но заказ ВВС на 12 машин этого типа, конечно, нельзя признать достаточным, если ещё недавно в лётных училищах  России было 1100 учебных самолётов. 

В  связи с начавшейся реформой и выработкой лётного  и усталостного ресурса, в строю останется менее 1200 боевых самолетов ( более чем в 5 раз меньше авиации США). Причем новые машины (Су-34 и МиГ-29СМТ) к 2013 году составят лишь 6% авиапарка. А к 2016 году (если будет подписан следующий контракт на закупку нашими ВВС Су-34) - не более 9 - 10%. Возраст же остальной части боевого авиационного парка к тому времени превысит 25 лет. А по машинам ряда типов - даже 30 - 35, а то и 40 лет.  Дальнейшая эксплуатация все более изнашиваемой авиатехники просто преступна. Она ставит под угрозу основу самолетного парка армии.

Участившиеся катастрофы и аварии в ВВС лишний раз указывают на то, что в авиации перешли черту невозврата. Даже поставки 30 самолётов в год не остановят уничтожение авиации в России, как таковой. Наглядный  тому пример, ВВС Индии, где потери в мирное время самолётов в год составляют 20-25 машин. Но там лётчики хотя бы регулярно летают и имеют налёт намного больше российских лётчиков. 45 часов налёта ежегодно в тактической авиации РФ приведёт к тому, что на смену старшему поколению лётчиков никто не придёт, а боевая подготовка не позволит вести на равных бои с лётчиками стран НАТО. На лицо ситуация 1941 года. Правда, СССР имел на то время 12 000 самолётов, против 4500 фашистских и  то отступал до Москвы. В современной  же войне отступать будет некуда. 

Ситуация с вертолётным парком ещё хуже.  Даже если поверить МО РФ, что все 85 бригад в Сухопутных войсках боеготовы, то путь мотострелковой бригаде в наступлении должны прокладывать, как минимум, 4 ударных вертолёта. Значит, минимальная потребность Сухопутных войск в противотанковых вертолётах составляет более 300 машин ( планы МО  РФ закупит всего 70 вертолётов Ми-28Н!). При нынешнем отсутствии в бригадах дронов-разведчиков, наводить на цели смогут только разведовательно-ударные комплексы на базе вертолёта Ка-52, потребность  которых в Сухопутных войсках составят, как минимум,  30-35 машин. Но бригада может вести боевые действия в условиях бездорожья и труднопроходимой местности. И тогда только вертолёты Ми-8МТВ-5 и Ми-26 исправят положение. Минимальные потребности Сухопутных войск составят   около 300 вертолётов Ми-8 ( или Ми-38) и 8-10 Ми-26.

Если поставки боевых вертолетов новых типов (Ми-28Н и Ка-52 по 5-7 штук в год) постепенно разворачиваются, то основной парк транспортных вертолетов семейства Ми-8 остается в массе своей устаревшим и абсолютно изношенным. А численность его катастрофически сокращается. Что может подорвать само существование армейской авиации в России. Поставки новых машин Ми-8МТВ-5 носят буквально штучный характер.

Положение в Военно-морском Флоте вообще удручающее.

Корвет «Стерегущий» - скромное пополнение Военно-Морского флота.Здесь тоже масса проблем. Кораблестроение для ВМФ России продолжает оставаться узким местом. С немалыми трудностями удалось завершить постройку всего 3 головных кораблей морской зоны - подводной лодки «Санкт-Петербург», корвета «Стерегущий» и малого артиллерийского корабля «Астрахань». При этом испытания «Санкт-Петербурга» идут уже 5-й год, и лодка до сих пор не принята в состав флота. А когда за ней последуют серийные корабли - неизвестно. Строительство серийных корветов и малых артиллерийских кораблей других проектов также затягивается. При этом не секрет, что сами эти проекты вызывают немало критики. Как по концепции разработки кораблей, так и по исполнению. Атомная подводная лодка «Северодвинск» нового проекта строится уже 16 лет. И строительство пока не завершено ( Ракета «Булава», как не летала, так и не собирается летать). А серийное строительство новых атомных многоцелевых подводных лодок  типа «Ясень» не понятно как будет вестись вообще. Серьезную озабоченность вызывают темпы строительства головного фрегата «Адмирал Горшков». Не говоря уже о перспективах серийного проекта. Практически не закупаются современные образцы морского оружия. При этом сокращение корабельного состава ВМФ России продолжается. И при таких темпах нового кораблестроения эту тенденцию вряд ли удастся переломить в ближайшие годы.

 

Таблица № 1 

Сколько и какого оружия поступило в Российскую армию в 2004 - 2008 годах?

Таблица № 1 - Сколько и какого оружия поступило в Российскую армию в 2004 - 2008 годах?

Казалось бы,  почему же тогда на фоне этой нерадостной картины мы уже многие годы видим другое: Россия десятками, а то и сотнями гонит на экспорт свои танки, самолеты?  Но не следует противопоставлять экспорт и наш гособоронзаказ. Именно зарубежные заказы обеспечили сохранение российской оборонки. Большие объемы экспортных поставок означают, что российские вооружения ещё сохраняют высокую конкурентоспособность. Последние годы Россия удерживает 3 - 4-е место по стоимости поставок вооружений за рубеж. Уступая только США и Великобритании, но обогнав Францию. А с учетом того, что британское и американское оборонно-промышленное пространство в значительной степени общее (и что есть некоторые неясности с методикой оценки объемов британского экспорта), то с известной долей условности можно говорить, что Россия занимает даже вторую позицию в мире. Но следует помнить, что бесконечно поддерживать экспортную ориентацию нашей оборонки невозможно. Рано или поздно отсутствие внутреннего заказа подорвет и экспортную конкурентоспособность. 

Самим собой напрашивается вопрос: «И где же пути выхода из такого положения?»  Я вижу три основных направления таких решений. Во-первых, это ускорение и значительное расширение программ модернизации наличной боевой техники. Во-вторых, - приобретение в ближайшие 10 лет переходных образцов вооружения. И, в-третьих, это концентрация ресурсов на закупке в крупных масштабах наиболее важных типов боевой техники для вероятных конфликтов.

Для Сухопутных войск крайне необходимо в ближайшие годы резко повысить качество систем управления, разведки и связи в тактическом звене. Кроме того, похоже, необходима серьезная модернизация войсковой противовоздушной обороны. Например, армейский самоходный зенитный ракетный комплекс «Бук-М2» с одновременным поражением 2 целей на дальности до 50 км уже не отвечает современным требованиям.

Для Военно-воздушных сил требуется увеличение объемов модернизации наличного парка фронтовой и истребительной авиации. По нашей оценке, в год необходимо осуществлять модернизацию минимум 60 - 70 самолетов ВВС. Прежде всего, бомбардировщиков Су-24, штурмовиков Су-25 и перехватчиков МиГ-31. Далее - закупка (ориентировочно с 2011 г.) новых истребителей Су-35, способных применять ракеты Р-77, для замены в первую очередь парка истребителей Су-27. По нашей оценке, необходимо приобрести минимум 72, а желательно порядка 120 истребителей Су-35 в период до 2020 года. Обеспечивая при этом темп закупок до 10 - 12 машин в год.  Необходимо закупить 70-75 самолётов МиГ-35. единственных пока носителей радаров с АФАР и выполненных на базе МиГ-29КУБ. Иначе мы не будем иметь лётчиков, способных  быстро освоить самолёты палубной авиации. Наличие же в морской палубной авиации 25-30 лётчиков-«палубников», в званиях майор-полковник и возрасте 40-45 лет -- позор для Министерства обороны! Было бы правильным продолжить закупку фронтовых бомбардировщиков Су-34 и учебно-тренировочных Як-130 - в идеале до 200 машин каждого типа к 2025 году.

Что же касается ВМФ, то здесь вот что видится главным: не увязая в долгострое новых проектов кораблей, в рамках своего рода «быстрой программы» осуществить строительство в течение ближайших 3 - 5 лет по 6 - 8 ракетных катеров для некоторых из наших флотов с современными ракетными комплексами.

Если в 90-е годы руководство МО объясняло медленные темпы перевооружения недостатком денег, то с начала 2000-х годов деньги появились. Более того, военный бюджет растет из года в год. Но вот что странно. Скажем, военный бюджет России примерно сопоставим с бюджетом Индии и Франции. Но почему, же тогда при одинаковых, по сути, деньгах индийская и французская армии перевооружаются намного внушительнее? Чем объяснить, что наши вооруженные силы получают намного меньше боевой техники? Оказывается не сопоставимым размером коррупции в этих странах и в России.

Да, Индия и Франция имеют закупочные бюджеты, в целом сопоставимые с закупочным бюджетом России. Если у нас в прошлом году финансирование оборонного госзаказа составило около 15 млрд. долларов, то в Индии на закупки вооружений было выделено 12,65 миллиарда, а во Франции - 25 миллиардов. С учетом более дорогого производства во Франции разница с нашим закупочным бюджетом не такая уж и большая. Взгляните вот на эту таблицу.

 

Таблица № 2

Сопоставление закупок обычных вооружений Индией, Францией и Россией (2004-2008гг.)

Таблица № 2 - Сопоставление закупок обычных вооружений Индией, Францией и Россией (2004-2008гг.)

Легко увидеть, что Россия вышла на сравнительно сопоставимый с Индией уровень закупок вооружений для Сухопутных войск. Что обеспечивается у нас, впрочем, относительно приемлемым уровнем закупок лишь в последний, 2008 год. А вот по закупкам боевых самолетов, авиационной техники в целом, а также военно-морской техники (не беря в расчет стратегические силы) положение России выглядит просто провальным. Причем в ближайшие годы, похоже, эта тенденция не изменится. Та же Индия будет по-прежнему закупать в год буквально на порядок больше боевых самолетов (в том числе российских), чем Россия.

Вообще индийские закупки истребителей Су-30МКИ фактически стали для российской авиапромышленности эквивалентом национальных закупок. Даже количество законтрактованных Индией Су-30МКИ с учетом новых возможных контрактов сопоставимо с французской национальной программой закупок истребителей Rafale. Франция и Индия также разворачивают масштабные программы военно-морского строительства, намного превосходящие по масштабу реальные темпы создания кораблей для нашего Военно-морского флота.

В оборонной политике российского правительства очевидно: закупочная политика и процедуры финансирования гособоронзаказа в России весьма далеки от совершенства. И острая проблема на сегодня, на мой взгляд, - распыление средств и попытка финансирования слишком большого числа программ. Вместо сосредоточения на наиболее приоритетных проектах, которые должны получить стопроцентное финансирование. К тому же российский парламент не может эффективно контролировать расходование военного бюджета. А коррупция в армии неискоренима…

статья опубликована в газетах "Завтра" №9 (850)
март 2010 года г.Москва, "Правда" №26 от 17 марта 2010 года г.Москва

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться