Перспективный эсминец для ВМФ РФ: нетрадиционный взгляд

Вновь интригующая информация.

«Строительство головного эскадренного миноносца океанской зоны нового поколения начнется в России в 2012 году, сообщил главнокомандующий Военно-морским флотом адмирал Владимир Высоцкий. По его словам, до сих пор в России строились надводные корабли прибрежной и морской зон типа "корвет" и "фрегат", а корабли океанской зоны не строились.

"Строительство по созданию нового эсминца может быть начато в 2012 году", – сказал Высоцкий. Ранее главком сообщал, что новый корабль океанской зоны типа эскадренный миноносец будет создан в металле в 2016 году для ВМФ страны. При этом он подчеркивал, что на этом корабле будет установлена атомная энергетическая установка.»

Почему радость относительна? Исключительно потому, что перенос сроков строительства боевых кораблей для нашего ВМФ на год, на пять, а то и до «после дождичка в четверг, когда рак на горе свиснет» давно уже стало привычным.

Да и источник информации, честно говоря…не то, чтобы истина в последней инстанции. Помнится, наш главком ВМФ в 2008 г обещал строительство аж 5 многоцелевых авианосцев. И где они? В планах отечественного судостроения до 2020 г их закладка не предусмотрена.

К тому же, помимо здорового скептицизма к словам Высоцкого, имеются и другие поводы для сомнений. Вот что писали о наших перспективных эсминцах в марте 2010г:

«Началась разработка эсминца нового поколения для ВМФ России, который будет построен по технологии «стелс», сообщил в  источник в оборонно-промышленном комплексе.

«Сейчас ведутся исследовательские работы по формированию облика нового корабля дальней морской зоны, оформляется техническая документация проекта. Этот процесс продлится около 30 месяцев», - сказал собеседник «Интерфакса».

«Эсминец получит комплекс ракетного оружия с универсальными пусковыми установками вертикального старта для стрельбы высокоточными ракетами по наземным, надводным и подводным целям. ПВО корабля обеспечат зенитные ракеты большой, средней и малой дальности», - уточнил эксперт.

Универсальными будут и артиллерийские установки эсминца, которые смогут вести огонь по береговым и морским объектам противника высокоточными управляемыми снарядами, добавил военный специалист.

Многофункциональность корабля окажет влияние и на содержание его радиоэлектронной начинки, отметил эксперт. …

…По его данным, корабль дальней морской зоны будет иметь неограниченную мореходность и скорость хода до 30 узлов. При 17-узловом ходе эсминец сможет автономно пройти до 10 тыс. миль. Численность экипажа ожидается сравнительно небольшой, что улучшит качество обитаемости. Водоизмещение корабля достигнет 10 тыс. тонн. Главная энергетическая установка эсминца будет газотурбинного типа. На корабле предусмотрят ангар для двух противолодочных вертолетов.»

Итак, что мы имеем? Срок разработки корабля в марте 2010 г оценивался более чем в 30 месяцев, и это при том, что техническая документация проекта – это совсем не то же самое, что рабочие чертежи. А самое главное – проектировали-то корабль с газотурбинной установкой, а сейчас главком ВМФ говорит об атомном корабле. Но ведь это будет уже совсем другой проект… Так что проработка проекта корабля к 2012 г до стадии, позволяющей осуществить его закладку в высшей степени сомнительна.

И тем не менее…что-то зашевелилось в Датском королевстве:))) В принципе, я бы оценил вероятность того, что новый тип океанского корабля для ВМФ РФ будет заложен в 2013- 2016 гг примерно как 50/50. Каким он будет, этот корабль?

В настоящее время, самым современным проектом перспективного эсминца РФ является, по всей вероятности, проект 21956 Северного ПКБ.

 

Водоизмещение около 9000 тонн (полное)

Длина 163 м.

Ширина 19,00 м.

Осадка 5,5 м.

 

Технические данные

Силовая установка ГЭУ

Мощность 74000 л. с. (54 420 кВт)

Скорость 29,5 узлов

Дальность плавания 5800 миль (на 18,5 узлах)

Автономность плавания 30 суток (по запасам провизии)

Экипаж ≈300 человек

 

Вооружение

Радиоэлектронное вооружение

РЛС типа «Фрегат» и «Риф-М» (надводные цели),

Сонар «Заря-МЭ-03» (подводные)

Артиллерийское вооружение 1 130-мм. АУ А-192 или 1х2 АУ АК-130

Зенитная артиллерия 1 ЗРАК «Каштан»

Противокорабельное вооружение "Калибр-НКЭ" (16 ПУ)

Противолодочное вооружение "Калибр-ПЛЭ" 91РЭ1 (91РТЭ2)

Зенитное ракетное вооружение 6*8 ЗРК «С-300Ф» (48 ЗУР 48Н6Е2 или 192 ЗУР 9М96Е)

Торпедно-минное вооружение 2*4 торпедных аппарата

Авиационная группа: имеются ангар и вертолётная площадка

 

Вроде бы ЭМ спроектирован относительно недавно – эскизный проект впервые демонстрировался в 2007г. Хотя кто знает – быть может его еще в 90-х годах разрабатывали, а предъявили только сейчас? Но сей корабль явно «не тянет» на роль властителя морей. Тот же «Арли Берк», имея аналогичное водоизмещение несет 2 УВП Мк 41 совокупной емкостью в 96 ячеек – при этом в каждую ячейку может быть установлен контейнер, несущий один «Томагавк», «Асрок», «Стандарт» или 4 «Си Спэрроу».

 

Боекомплект нашего корабля – 64 контейнера. Но если «Арли Берк» может брать абсолютно любые сочетания ракет, то наш эсминец проекта 21956 ограничен тем, что в установки «Калибр-НКЭ» зенитные ракеты установить невозможно – равно как и в С-300Ф невозможно «впихнуть» ПКР или ПЛУР. К тому же, установка С-300Ф не является УВП в полном смысле этого слова – в отличие от Мк 41 она представляет собой вращающийся под палубой барабан – что, по всей видимости, негативно сказывается на массе установки, а значит – и размере боекомплекта.

ЗУР 48Н6Е2 – хорошая ракета, с досягаемостью по высоте до 30 км и дальностью в 200 км – но все-таки, по современным меркам, эта ЗУР среднего радиуса действия. Она превосходит свой американский аналог «Стандарт SM-2MR» (24 км и 166 км соответственно), но несколько уступает «Стандарт SM-2ЕR» (33 и 240 км) и, конечно же, «Стандарт SM-3» - имеющим досягаемость по высоте 250 км и дальностью в 500 км (правда следует помнить, что на указанных дистанциях «Стандарт SM-3» способен сбивать только неманевренные цели – например боеголовки, летящие по баллистической траектории, причем параметры этой самой траектории должны быть заранее известны).

Следует обратить внимание и еще на один грустный факт – С-300Ф вроде бы может использовать только ЗУР 5В55РМ с дальностью полета до 75 км и досягаемостью по высоте – 25 км. А вот ЗУР 48Н6Е2 могут быть установлены на С-300ФМ (именно такой поставили на «Петра Великого»). Но больший размер ЗУР привел к тому, что боекомплект сократился на 2 ракеты – с 48 до 46. Может быть, на нашем проекте 21956 все-таки предполагался С-300ФМ – но тогда почему 48 ракет, а не 46? Если же речь идет о С-300Ф – тогда совсем грустно.

Исходя из вышесказанного можно констатировать – скорее всего перспективный ЭМ РФ не является ни пр 21956, ни его глубокой модернизацией. Его вооружение уже не в полной мере отвечает современным требованиям, дальность плавания – много ниже заявленной в проекте, силовая – ГЭУ, а не атом. Возможно, конечно (и даже наверняка) что при проектировании нового ЭМ и будут использованы какие-то наработки проекта 21956 – но это будет совсем другой корабль.

К сожалению, ничего конкретного о нем неизвестно. Ну, а раз так – есть большое поле для фантазии и народного творчества, к которому я сейчас и приступлю.

 

Каким бы мне хотелось видеть перспективный эсминец РФ

 

ЭМ представляется мне, как  единый тип океанского ракетно-торпедо-артиллерийского корабля. Это универсальный боевой корабль, совмещающий в себе возможности ракетных крейсеров, эсминцев и противолодочных кораблей ВМФ СССР. Боевые системы ЭМ должны быть интегрированы в БИУС, наподобие «Иджиса» (только лучше:))) способную принимать/передавать разведданные и целеуказание от/на любые подводные, надводные и воздушные боевые единицы ВМФ РФ (включая не только корабли и пилотируемую авиацию, но и беспилотные ЛА, ракеты, спутники и т.д). Вооружение ЭМ должно обеспечивать надежное поражение любых существующих классов и видов авиации, надводных кораблей и подводных лодок вероятного противника на дистанции, превышающей эффективный радиус действия их систем вооружения. Корабль должен обладать развитыми средствами противоракетной и противоторпедной обороны, в том числе и радиоэлектронной борьбы, а также развитой конструктивной защитой.

Одним из серьезных недостатков советских надводных кораблей была их «противокорабельная» направленность, СССР строил свой флот исключительно для битв «флот против флота». Современный ЭМ должен иметь большую универсальность – он должен быть способен участвовать в действиях «флот против берега» в качестве корабля-ракетного арсенала путем нанесения ударов ракетами класса «море-земля» и артиллерией.

В настоящее время совершенно очевидно, что эскадра, не имеющая авиаприкрытия, не может эффективно противодействовать современной авианосной ударной группировке (АУГ). Поэтому руководством ВМФ РФ в полной мере осознана необходимость в собственных авианосцах, несмотря на то, что программа кораблестроения до 2020г не предусматривает закладку хотя бы одного авианосца, не приходится сомневаться, что в дальнейшем Россия все-таки начнет строительство собственного авианосного флота. При этом неоднократно звучали высказывания, что мы будем создавать не классические АУГ, а намного более информационно-интегрированные соединения, в которых собственно авианосец, корабли охранения, подводные лодки, летательные аппараты, спутники и т.д. будут действовать в едином информационном пространстве по принципу – «видит один – видят все». Поэтому перспективные авианосные соединения РФ получили название МАС – «морская авианосная система». Очевидно, что перспективные ЭМ станут одним из компонентов МАС.

 

Поэтому, основными видами боевых действий, в которых могут принять участие перспективные ЭМ РФ станут:

1) В составе МАС – все виды морских боев, в том числе наиболее сложные - операции по уничтожению АУГ, либо разнородной эскадры, не имеющей авианосца, но находящейся под прикрытием морской авиации берегового базирования

2) Вне состава МАС - операции по уничтожению разнородных эскадр, не имеющих воздушного прикрытия

3) Нанесение ударов по береговым объектам противника – как в составе МАС так и самостоятельно

4) Сопровождение АУГ потенциального противника в периоды обострения международной обстановки и нанесение упреждающего удара в случае начала войны – как в составе МАС, так и самостоятельно.

 

Все вышесказанное позволяет сформулировать требования к вооружению перспективного ЭМ. При определении конкретных типов оружия, следует иметь ввиду, что первый эсминец РФ вступит в строй никак не раньше 2017-2020 г.г, а серийное строительство будет осуществляться и в период с 2020 по 2030 гг. С учетом того, что разработка новых систем оружия занимает от 5 до 12 лет, мы имеем возможность не ограничиваться существующими системами вооружения. Мы также можем организовать процесс разработки новых ракет, артиллерии и т.д. оптимизировав их ТТХ для наиболее эффективного решения задач ЭМ, предусмотрев возможность размещения на первых серийных кораблях существующих оружейных систем, а также систем, которые в самое ближайшее время поступят на вооружение.

 

Ракетное оружие.

 

До настоящего времени корабельное ракетное оружие имело четкую специализацию – ПКР, ЗУР, ПЛУР. Но в последнее время в мире родилась пока еще не слишком явная тенденция – универсализация ПКР и ЗУР (покамест данная затея претворяется в жизнь на малых ракетах, в т.ч. и в РФ – вспомним «Корнет», который хоть и не ПКР но может поражать как наземные так и воздушные цели). С одной стороны, идея вроде бы бредовая, поскольку задачи перед этими ракетами стоят совершенно разные, но вот с другой стороны…иметь универсальную ракету для поражения надводных и воздушных целей куда как соблазнительно.

 

Сравним для начала некоторые ТТХ «Стандарт SM-2ER» и «Гарпун RGM-84D2»

Стартовая масса – 1466 и 742 кг соответственно.

Длина – 6,55 м и 5,18 м

Диаметр – 0,53 м и 0,34 м

Скорость полета – 3,5М и 0,85М

Вес боеголовки – 113 кг и 235 кг

Дальность полета – 240 км и 280 км

 

А теперь посмотрим все то же самое, у ЗУР 48Н6Е2, Клубком – «Клаб-К» 3М-54Э1 и «Оникс» 3М55

Стартовая масса – 1900 кг, 1800 кг и 3100 кг

Длина – 7,5м, 8,22 м и 8,9 м

Диаметр – 0,519 м, 0,533 м, 0,7 м

Скорость полета – свыше 7М (2,1 км/сек), 0,8М и 2,9М (на высоте и 2М – у поверхности)

Вес боеголовки – 150кг, 400 кг, 250 кг

Дальность полета – 200 км, 300км и 300 км (при полете на низкой высоте – 120 км)

 

Иными словами – современные противовоздушные и противокорабельные ракеты как-то уж сильно сблизились по массо-габаритным характеристикам, причем, зачастую, ПКР имеют меньшую массу и размеры, чем ЗУР. Есть, конечно, и отличия – ЗУР быстрее, имеет меньший вес боеголовки и меньшую (но сопоставимую) дальность полета. В приведенном мною примере «особняком» от ЗУР стоит только сверхзвуковая ПКР «Оникс» - но, с другой стороны, новая и более дальнобойная ЗУР 48Н6E3 (дальность до 250 км) будет иметь уже 180 кг БЧ против 250 кг «Оникса». А стартовая масса новой дальнобойной 40Н6Е (дальность до 400 км, досягаемость по высоте – 185 км), по всей видимости «уйдет» за 2 тонны.

Однако же массо-габаритные характеристики – это еще не все. Важное значение имеет также траектория полета ракеты. У ЗУР – все понятно, она попросту летит к воздушной цели, ибо никто еще не додумался сбивать ЗУР противоракетами. Им противодействуют, в основном, ловушки и РЭБ. Совсем другое дело – ПКР. Эти стараются жаться к поверхности моря и не светиться до поры, до времени на экранах радаров. Потому что ПКР, летящая на большой высоте со скоростью 0,8 – 2 М является «законной добычей» не только для противоракет но и для обычных ЗУР.

 

Совсем другое дело – современная ЗУР, летящая со скоростью 6-7М на большой высоте. Если, скажем, перспективная 40Н6Е сможет выдерживать маршевую скорость полета 2 км/сек (ее максимальная скорость – 2,5 км/сек), то ее подлетное время до цели, расположенной в 250 км от точки залпа – чуть более 2-х минут. Шансы на то, что противник за указанные 2 минуты сможет не только засечь ЗУР, но и подготовить и запустить собственную ЗУР, которой тоже требуется определенное время на перехват – по меньшей мере иллюзорны. Именно поэтому считается, что гиперзвуковая ПКР неуязвима для современных систем ПВО. Но гиперзвуковые ПКР покамест существуют только на бумаге – а вот гиперзвуковые ЗУР уже встают «на крыло». Соответственно, ЗУР способные лететь по П-образной траектории и обрушиваться на корабли противника сверху и сейчас, и в ближайшие годы, будут представлять собой оружие, которое невозможно отразить иначе, кроме как средствами РЭБ. При этом ЗУР могут нести вполне приличную боеголовку, до 200 кг – конечно, это не «Гранит» с его 750 кг БЧ, утопить вражеский авианосец даже несколькими такими ЗУР вряд ли получится. Но при попадании в корабль сопровождения по крейсер включительно – масса «приятных ощущений» гарантирована, причем, скорее всего, попадание даже одной такой ЗУР выведет из строя тонкую электронику корабля – решетки РЛС и т.д и т.п. В этом отношении фугасная БЧ ЗУР вполне оправдана – ей, конечно, не нанести таких повреждений, какие даст ПКР сделавшая «горку» и обрушившаяся на вражеский корабль сверху, с ее проникающей фугасной или даже полубронебойной БЧ – зато превратить в решето надстройки вражеского корабля и «ослепить» его – ЗУР вполне по силам. В этом случае, вражеский корабль, пусть даже и с нерастраченным боекомплектом, утратит свои возможности контроля надводной/воздушной обстановки и ПВО, а значит станет легкой добычей обычной ПКР.

…Хотя кто знает, какие повреждения современному кораблю способен нанести телеграфный столб, проламывающий палубу на гиперзвуковой скорости, да еще и с двухсоткилограммовой БЧ? Повреждения, полученные относительно современными надводными кораблями («Старк», «Шеффилд») в результате попаданий обычных, дозвуковых ПКР с куда более скромными характеристиками (как по скорости, так и по массе ракеты и БЧ) – к оптимизму не располагают. Даже одной такой ракеты достаточно, чтобы вывести из строя корабль класса «фрегат»

 

А самое главное – на боевых кораблях ПКР никогда не бывает много – редко когда в боекомплекте современного корабля есть хотя бы 16 ПКР, а то и еще меньше. В то же время для гарантированного перенасыщения ПВО американской АУГ требуется не менее 100 ПКР. Советскому флоту для такого удара потребовалось бы собрать все 4 атомных крейсера в одном месте – но тот же эффект мог бы дать всего ОДИН корабль типа «Арли Берк» , имей он на вооружении универсальные ракеты.

И в этом – второе преимущество универсальных ракет. Даже пара современных эсминцев, имеющих УВП на 70-90 ракет и универсальные ракеты в них, способны гарантированно перенасытить ПВО типовой американской АУГ или даже более крупной эскадры.

Но что нужно сделать для того, чтобы превратить ЗУР в ПКР?

Дело в том, что системы самонаведения наших ЗУР и ПКР, прямо скажем, принципиально различаются. ПКР используют инерциальную систему наведения на большом участке полета, и только при подлете к расчетной точке нахождения включается активная – радиолокационная система наведения – т.е. собственная РЛС ракеты. В то же время, ЗУР (С-300 и С-400) в основном используют полуактивную систему наведения, совмещенную с радиокоррекцией – когда цель ЗУР подсвечивается радаром-целеуказателем (т.е. расположенном на корабле или самолете), а ЗУР наводится по отраженному от цели сигналу этого радара. Очевидно, что если враг находится в пределах досягаемости РЛС боевого корабля, он вполне способен «засадить» по нему ЗУР, но на больших дистанциях, за пределами радиогоризонта такой подвиг возможен только при наличии внешнего целеуказания, причем это внешнее целеуказание должно действовать на всем протяжении полета ракеты. Да, на эсминец можно посадить вертолет РЛД – но никто не гарантирует, что его не собъют в самый ответственный момент и, вроде бы смертоносный залп ЗУР попросту «уйдет в молоко». В этом отношении ПКР куда более функциональна, ибо в сочетание инерциальной и активной систем наведения реализуют принцип «выстрелил и забыл» – ею можно дать залп в точку, где были обнаружены вражеские корабли, даже если контакт с ними потерян – ИС поможет не сбиться с пути, а головка активного самонаведения с высокой долей вероятности позволит ей все-таки найти врага. Современные ракеты способны захватывать цель класса фрегат на дальности до 40 км и даже больше, а ведь даже дозвуковой ПКР для преодоления 200-250 км потребуется не более 15-20 минут за которые корабль, движущийся со скоростью 30 узлов успеет отойти не далее чем на 14-16 км.

 

Таким образом, для того, чтобы создать полноценную УР (универсальную ракету) она должна одновременно иметь инерциальную, активную и полуактивную системы наведения. Насколько это реально?

В принципе, это решаемая задача. Например, ЗУР "Стандарт-2MR (RIM-66C) имеет комбинированную систему наведения (радиокомандное телеуправление, инерциальную и полуактивную радиолокационную).

Что до наших ЗУР, могу лишь сказать, что к имеющимся у них полуактивным системам наведения нужно добавлять инерциальную и активную. Насколько это сложно? Активная РЛГСН нашей ПКР «Оникс» весит 85 килограмм. Что до инерциальных систем – вес известных мне моделей колеблется от 5,4 до 23 кг.

При этом следует иметь ввиду, что для ЗУР РЛГСН Оникс обладает излишней мощностью. Она гарантирует обнаружение надводных целей на расстоянии 50 км – однако же для ЗУР, способной преодолеть 400 км за пару минут столько не требуется – за это время корабль, следующий 30 уз скоростью успеет отойти едва ли на 2 км. Хотя, конечно, чем мощнее сигнал РЛГСН – тем лучше (тем труднее средствам РЭБ подавить его)

Иными словами – перегрузка УР не превысит 100 кг – а с учетом совершенствования технологий и некоторого ослабления РЛГСН – куда меньше. Следует принять во внимание и то, что, по всей вероятности часть оборудования полуактивного самонаведения сможет одновременно «обслужить» и активное. Но, разумеется, даже прирост массы в несколько десятков килограмм значимо увеличит стартовую массу ракеты – потребуется большая мощность двигателя, больший запас топлива…Это, безусловно, недостаток УР. Однако же нужно принять во внимание, что совмещение активной и полуактивной ГСН в одной ракете приводит к появлению не одних только недостатков…

Дело в том, что основная защита самолетов и прочих ЛА от ЗУР – это системы РЭБ.

Как они работают?

Когда блок РЭБ получает сообщение об облучении РЛС (неважно ЗУР или носителя, с которого была запущена ЗУР) блок определяет частоту, на которой работает РЛС и начинает «фонить» на данной частоте, забивая ее «белым шумом». В ответ на это разработчики ЗУР научили свои ракеты менять частоту РЛС – но и разработчики РЭБ не остались в долгу – они научили свои системы быстро реагировать на изменения, следить за ними и «фонить» точно на тех волнах, на которых в данный момент работает РЛС. Таким образом, один блок РЭБ в состоянии «ослепить» одну ЗУР. Причем если ЗУР оснащена активным самонаведением, то шанс на ее ослепление достаточно высок, поскольку РЛГСН ЗУР и мощность блока РЭБ обладают сопоставимой мощностью – а вот ослепить ЗУР, которая имеет полуактивную головку самонаведения сложнее, поскольку блок РЭБ заведомо проигрывает по мощности РЛС, с которой осуществляется наведение ЗУР. Тут все будет зависеть от расстояния от РЛС до блока РЭБ.

А вот если УР сможет одновременно врубить и активное и полуактивное самонаведение – то для того, чтобы ослепить УР понадобится не один, а два блока РЭБ. Таким образом, совмещение активной и полуактивной систем наведения значительно повышают шансы ЗУР поразить воздушную цель.

Следовательно, создание единой ракеты из ЗУР не только возможно, но и сулит значимые преимущества такой ракете в поражении воздушных целей.

Именно такие ракеты, по моему мнению, и должны стать основным оружием перспективного ЭМ РФ.

Ориентировочные ТТХ таких ракет – масса – до 2,1 тонн, БЧ - не менее 180 кг, дальность – не ниже 450 км, средняя скорость – не ниже 7 М

Однако же вооружение, состоящее исключительно из УР для ЭМ категорически недостаточно. Да, полный залп боекомплекта УР двух ЭМ сможет «убить» ПВО классической АУГ и, возможно, даже потопить 1-2 корабля сопровождения, но и только. Для того, чтобы уничтожить авианосец, необходимо нечто большее. Для этих целей у ЭМ должен быть «главный калибр» - несколько тяжелых гиперзвуковых ПКР. Тактика их применения выглядит так – они запускаются сразу после «отстрела» УР. К моменту подлета ПКР большая часть ПВО соединения противника выведена из строя, а у оставшейся – «глаза разбегаются» от обилия воздушных целей, так что отражать атаку даже малого количества ПКР уже банально нечем.

 

Характеристики этих ракет выглядят примерно так

 

Масса – 4,2 т, БЧ – не менее 450 кг, дальность – 450 км, средняя скорость – 5-6 М.

В боекомплект корабля должно входить 2 УВП, одна – на 90 УР, вторая - на 8 ПКР.

Много?

Общее количество пусковых установок – 98 – вполне сопоставимо с «Арли Берком» (правда у нас ракеты тяжелее) Попробуем сопоставить общий вес основного ракетного вооружения для крупных ракетных кораблей

«Арли Берк» - полное водоизмещение 8488 тонн, 96 контейнеров, допустим – во всех «Стандарт SM-2ER» - общая масса ракет – 140,7 тонн (на одну тонну ракет – 54,8 тонн водоизмещения)

«Тикондерога» - полное водоизмещение 9800 тонн, 122 контейнера, допустим – тоже со «Стандарт SM-2ER» - общая масса – почти 179 тонн (на 1 т ракет – 60,3 т водоизмещения)

РКР «Слава» - полное водоизмещение – 11 380 тонн, 16 «базальтов» по 4,8 тонн и 64 ЗУР массой 1,6 тонн – итого 179,2 тонны (на 1 т ракет – 63, 5 т водоизмещения)

Худший показатель «Славы» объясняется в том числе и тем, что пусковые установки его ракет куда тяжелее чем у его американских визави.

Перспективный ЭМ – 90 Ур по 2,1 т и 8 ПКР по 4,2 т – 226 тонн, что примерно соответствует (если брать за образец «Тикондерогу») полному водоизмещению в 13 425 тонн. Что, в принципе, приемлемо (с учетом того, что ЭМ «Замволт» имеет полное водоизмещение в 14,5 тыс тонн).

 

Противоракетная оборона

 

Основой противоракетной обороны станут ЗУР, размещаемые вместо части боеприпаса универсальных ракет. Так, в настоящее время, установка «Полимент-Редут» вмещает в одну ячейку одну дальнобойную ЗУР (48Н6Е2) или 4 9М96Е – малые ЗУР с дальностью 40-50 км. В перспективе – еще более малые ЗУР 9М100 – с дальностью всего 15 км, но зато в одну ячейку входит 16 таких противоракет.

Таким образом, в 90 ячейках УВП универсальных ракет перспективный ЭМ сможет нести, скажем, 80 УР, 20 противоракетных ЗУР среднего радиуса действия (до 50 км) и 80 сверхмалых ЗУР.

Помимо указанного выше представляется перспективным оснащение корабля четырьмя установками «Палаш» или «Панцирь-М»

 

Противолодочное и торпедное оружие

 

Основой противолодочного вооружения должен стать комплекс ракето-торпед типа «Медведка-2», «Калибр» 91РТЭ2 или современнее, запускаемых из УВП УР.

Противоторпедную оборону обеспечивают 2х3 установки 324 мм торпед

 

Артиллерийское вооружение

 

Одна двухорудийная установка класса «Усовершенствованная Коалиция-Ф». В настоящее время установка имеет следующие характеристики

Калибр - 152 мм

Длина ствола - более 52 калибров

Дальность стрельбы - более 50 км

Скорострельность установки - 15-16 выстр/мин

Боеприпасы - в боекомплект установки будут входить перспективные управляемые снаряды и специальные дальнобойные снаряды (вероятно, активно-реактивные).

Основное направление улучшений – доведение скорострельности до (минимум) 30 выстрелов в минуту, доведение дальности активно-реактивным снарядом до 100 км.

 

Силовая

 

А вот от атомной силовой, на мой взгляд, следует отказаться. Для кораблей не особо крупного водоизмещения АУ получается тяжелее ГЭУ, даже с учетом топлива. Стоимость постройки атомного корабля существенно выше – а вот затраты на сравнительные затраты на эксплуатацию покамест никто не считал. Конечно, корабли с ГЭУ «проедают» топливо, но, во первых, уран тоже чего-то стоит и немало, а во вторых, имеются значительные траты, связанные с утилизацией отработанного ядерного топлива, и, самое главное, с утилизацией реактора выслужившего свой срок службы корабля.

Что же до автономности, которую обеспечивает атомная ходовая – она, конечно, велика, но автономность по запасам еды и проч. много ниже. Так что океанскому соединению все равно необходим сопровождающий их транспорт снабжения.

Если же все таки ставить на перспективный ЭМ атомную силовую – тогда следует ожидать, что его водоизмещение достигнет 16-18 тыс.тонн (у атомного ракетного крейсера «Петр Великий» на 1 тонну основного ракетного вооружения приходится 80 тонн водоизмещения, правда следует иметь ввиду что на крейсере 2 реактора и дублирующая их обычная силовая)

С другой стороны, в настоящее время ведутся проработки по минимизации размеров и веса судовых реакторов….

 

Авиация

 

Ангар на 2 вертолета, один в варианте ПЛО, второй – ДРЛО. Вместо вертолетов могут быть использованы БПЛА.

Таким образом, вырисовывается корабль следующих характеристик

Водоизмещение (полное) – 13 500 тонн (обычная силовая) или 16 000 – 18000 (атомная силовая)

Скорость – 30 уз

Мореходность – не ограничена

Автономность – 30-45 суток

 

Вооружение

 

УВП на 90 универсальных ракет (допускает установку ПКР и ПЛУР «Клаб-К», «Медведка-2», противоракет)

УВП на 8 гиперзвуковых ПКР

4 комплекса «Палаш»/ «Панцирь-М»

2х3 324 мм торпедных аппарата

1х2-х орудийная артиллерийская установка «Коалиция Ф»

2 вертолета ПЛО/ДРЛО

БИУС нового поколения.

Перспективные РЛС и ГАС

 

А время покажет: был ли я прав или нет.

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться