65 лет битвы за жильё

Не успел Президент РФ уехать из Волгограда, где ему клятвенно обещали решить все проблемы фронтовиков и ветеранов тыла, как наступили сермяжные будни. Редакции газет и журналов города, приёмные депутатов разных уровней просто завалены пачками жалоб ветеранов войны на не выполнение последних указов Президента страны. Круг замкнулся: Москва обещает всякие блага фронтовикам, а  на местах их никто и не собирается выполнять. Куда ещё обращаться пожилым ветеранам-фронтовикам, если их век,  может оборваться в любой день. А власть предержащих предлагает в судах отстаивать фронтовикам свои права. А у них сил на это хватит?  Или на это и рассчитано? Не легче ли будет в день Победы на 9 мая 2010 года каждому,  оставшемуся в живых фронтовику, от партии власти подарить по лопате, чтобы ветераны заживо себя похоронили, если у власть придержавших нет желания заниматься проблемами солдат-победителей. Так, наверное, будет честнее, чем изображать из себя благодетелей Земли Русской…

У ветерана войны Пелагеи Ивановны Колотевой никогда в жизни не было собственного жилья. Восьмидесятивосьмилетняя женщина, получив очередной отказ волгоградских чиновников-«единороссов» в постановке ее в очередь на получение жилья, получила сильнейший стресс, в результате которого  оказалась в больнице. Несколько недель врачи боролись за жизнь героической женщины, которая в годы войны на своих плечах выносила раненых с поля боя. Эту войну врачи выиграли, но ветерану  пришлось ампутировать ногу. Но вот выиграет ли Пелагея Ивановна бой с чиновниками, неизвестно…

Пелагея Ивановна попала на войну в январе 1943 года, дошла до Берлина, где встретила победу, а домой вернулась только в конце лета 1945 года. Служила женщина в хирургическом подвижном полевом госпитале рядовым.

- Бабушка всегда плачет, когда вспоминает про войну, - говорит ее внучка Елена. - Она ведь не просто в госпитале работала, она вытаскивала раненых бойцов с поля боя. Бабушка управляла повозкой лошадей, на которой нередко подъезжала к раненым в разгар боя, оказывала им первую помощь, грузила на повозку и отвозила бойцов в госпиталь. Сколько раз бомбы, которые рвались рядом с повозкой, убивали  лошадей, а ей, наверное, просто везло. Однажды бабушка спасла командира, который  получил тяжелое ранение. Одной рукой управляла лошадьми, а другой зажимала рану в животе раненого, чтобы он не умер от потери крови. И его удалось спасти! Когда этот командир пошел на поправку, он руки целовал бабушке, благодарил за ее подвиг…

У Пелагеи Ивановны немало медалей, есть орден Великой Отечественной войны. Но и после войны жизнь ее не баловала. Так получилось, что кроме племянника и его семьи  у Пелагеи Ивановны не осталось никаких родственников. До 2003 года женщина жила в Воронежской области, в глухой деревеньке, занимаясь тяжёлым крестьянским трудом. Война и восстановительные послевоенные годы отняли здоровье и силы. Когда болезни и хворь стали одолевать бабушку, ее племянник, Михаил Киселев,  решил забрать женщину к себе, в Волгоград. В  квартире площадью пятьдесят восемь квадратных метров  жил родственник со своей супругой и дочерью, которая потом вышла замуж. В 2004 году у молодых родился ребенок, и в «трешке» стало совсем тесно.

 Жильцам квартиры приходилось по очереди спать то на кухне, а то и в ванной комнате. Стеснять своих родных бабушке не хотелось, и все чаще женщина стала мечтать о своем собственном уголке. А тут одна знакомая семьи ее племянника, Надежда Новицкая, проявив сочувствие к пожилой женщине, согласилась взять ее к себе, в комнату общежития. В этой комнате Пелагея Ивановна и стала жить с доброй соседкой  с декабря 2009 года.

Но еще в  2008 году Пелагея Ивановна обратилась к президенту России с просьбой поставить ее на учет в качестве нуждающейся в жилье. Ведь своей квартиры у бабушки никогда не было! После чего в администрации Волгограда Колотевой объяснили, что никаких прав у ветерана войны на получение жилья нет, так как она не является малоимущей. Вновь с подобной просьбой в управление по жилищной политике администрации Волгограда ветеран войны обратилась в 2009 году, когда услышала о существовании указа президента «Об обеспечении жильем ветеранов войны». И вновь получила отказ, только с другой мотивировкой. Чиновники управления разъяснили бабушке, что по нормам жилья на нее приходится больше одиннадцати метров, что также не дает ей право на получение своей квартиры.

Каким образом чиновники вывели эту цифру, остается загадкой. Ведь Пелагея Ивановна прописана со своей соседкой в комнате общежития, в которой всего семнадцать квадратных метров! Видимо, были подсчитаны и квадратные метры общего коридора общежития. Непонятно было, почему квадратные метры, занимаемые женщинами, были поделены между ними, хотя в родственных связях они не состоят.

Словом, Пелагея Ивановна поняла, что, оказывается, не та прошедшая война была главным боем в ее жизни. Победить равнодушие и отписки чиновников оказалось для нее делом почти невозможным… По наивности своей фронтовичка думала, что чиновники-«единороссы»  - слуги народа, они же напротив - пришли барствовать. Эти господа и шли во власть, чтобы решать свои вопросы, среди которых, жилищный у них уже решён.

Пока из телевизора сыпались клятвенные обещания руководителей страны помочь ветеранам в обеспечении их жильем, Пелагея Ивановна продолжала звонить в администрацию Тракторозаводского  района Волгограда, где, видимо, надоевшей всем женщине  каждый раз давали новые телефоны. Когда ветерану удалось дозвониться по одному из них, один из чиновников записал ее фамилию и посоветовал ждать звонка. Нетрудно догадаться, что ветерану войны так никто и не перезвонил…

Тем временем здоровье Пелагеи Ивановны, подорванное безуспешной борьбой за свое жилье, ухудшалось. И в конечном итоге  она  попала в больницу №4 с обострением тромбоза ног. Врачи, чтобы спасти жизнь Пелагеи Ивановны, вынуждены были ампутировать ей ногу…

Как это ни ужасно звучит, но, наверное, если бы Пелагея Ивановна не выдержала этой операции, волгоградские чиновники-«единороссы» вряд ли расстроились. Ведь, как говорится, все проблемы – от живых людей. Но Пелагея Ивановна, к счастью, после ампутации ноги  пошла на поправку. Женщине, прошедшей ад войны, не пристало сдаваться, даже если все ее попытки заставить чиновников исполнить указ президента разбиваются о бюрократизм и штампованные отписки.

Сегодня Пелагее Ивановне взялись помочь известные в Волгограде юристы. Станислав Ерохин, адвокат, уверен, что права ветерана войны были грубо нарушены чиновниками.

- Мы подали иск в Центральный  районный суд Волгограда с требованием признать незаконным отказ администрации Волгограда в постановке  Колотевой на учет в качестве нуждающейся в жилье, - говорит Станислав Цветозорович. - И соответственно, мы будем добиваться немедленной постановки  Пелагеи Ивановны на учет для получения жилья.

По словам адвоката, врачи уже предположили, что обострение болезни его  подзащитной, которая перенесла ампутацию ноги, было связано и с нервным потрясением, пережитым  женщиной  после очередного отказа чиновников партии власти поставить ее в очередь. Бог сохранил жизнь юной девчонке Пелагее, когда она во время войны, рискуя собой, спасала раненых бойцов. Разве могла она предположить, что и на склоне лет ей придется выдерживать бой с теми, кто обязан был исполнить перед ней свой долг? Но  оказалось, что за свое право жить в человеческих условиях сегодня тоже приходится воевать…

Фронтовичка Пелагея Колотева воевала с фашистами за своё право на жизнь, свободу и счастливое будущее своих детей. И, если через 65 лет, ей вновь предлагают воевать с чиновниками партии власти за достойную старость и сносные условия жизни, то чем же волгоградские чиновники отличаются от немецких фашистов? Может мы находимся в оккупации? В годы Второй мировой войны Пелагея Ивановна сумела сохранить  жизни сотням  солдатам и офицерам, а в войне с безразличием и чёрствостью чиновников уже потеряла ногу.

Тогда в какой стране мы живём? Кто нами правит?  Может,  та война с фашизмом ещё не закончена, если в свой последний бой идут восьмидесятивосьмилетние женщины?

 

Статистика


Rambler's Top100
Подписаться